История третья. 05 Марта 2015 в 14:32 3787

В канун Международного женского дня Dixinews.kz публикует истории людей, которые попали в непростые жизненные ситуации и обратились за помощью в реабилитационный центр "Дом мамы". Об ужасах прошлого и надеждах на будущее читайте в непридуманных рассказах пяти женщин. Имена героинь и названия городов изменены по просьбе самих рассказчиц.

Балкия, 40 лет

Был жаркий летний день. Муж с сыновьями ушли купаться в озере. Я предпочла остаться и заняться домашними делами. В домашних хлопотах не заметила, как пролетело время.

Начало смеркаться, моих все еще не было. Я начала волноваться и пошла сама за ними.

В моей голове не было дурных мыслей, в основном предположения, что они могли зайти в гости к кому-нибудь из сельчан.  Подойдя к берегу была удивлена, что там было много людей. И все собрались в кучку. Я бы никогда в жизни не поверила, если бы мне сказали, что я потеряю всю семью за один вечер. Они утонули. Их бездыханные тела лежали на кусках чьей-то одежды. Мои мальчики, они покинули меня, сражаясь с водной стихией.  Конечно, после увиденного, я долгое время не могла прийти в себя, с момента их похорон я жила физически, но морально была мертва. Я перестала дышать вместе с ними.

Бог распорядился так, чтобы я несла эту тяжелую ношу, проживая бессмысленные дни. Поначалу соседи помогали мне, кто чем мог. Могли мясо подкинуть зимой, а летом я питалась яблоками и овощами, которые росли на участке. Единственным кормильцем семьи был муж. Все годы мы существовали за счет его сезонных работ на поле. Зимой мальчики ловили рыбу, и без них мне стало нечего есть.  Жизнь все равно продолжалась. Как-то одна знакомая зашла проведать меня и предложить работу. Сказала, что надо будет ехать в город, а оттуда повезут на какую-то фазенду, которую держит очень богатый человек. От меня требовалась ежедневная стряпня для его рабочих. Мне терять было нечего, да и нужда не оставляла выбора.

В городе меня встретил мужчина с высушенной от ветра и солнца кожей и холодным взглядом. Спросил, умею ли готовить, и сказал, что уезжать домой можно будет только раз в полгода. Фазенда, как я поняла, находилась вдалеке. Обещали кров, еду и 50 тысяч тенге каждый месяц. Для сельских жителей, как я, это очень хорошие условия. Я согласилась, не раздумывая. Родственников у меня как таковых не было, поэтому о моем отъезде знала только Гульшара, которая мне и подсказала эту работу, и мои соседи.

До фазенды ехали мы около 2-х часов. Объект находился в горной местности. Кругом ни души, кроме нескольких строений, напоминающих ангары. Живности было много, как я поняла, хозяин занимался животноводством.  

Меня провели в маленькую каморку и указали на матрас с каким-то тряпьем, которое видимо служило простыней.

До меня там явно кто-то жил. Я пересилила волну недомогания и омерзения. Переоделась и пошла на кухню. Передо мной поставили два мешка картошки и грязную плиту. Готовка не была для меня чем-то сложным. Каждый день готовила по 2 огромных казана еды для голодных мужиков. Со мной не разговаривали, я тоже особо не хотела ни с кем общаться. Прошел месяц, но про зарплату и речи не было. Я вызвала того мужчину, Еркина, который привез меня сюда и спросила, когда получу деньги. На что он отреагировал мерзким смешком и матом. Я была вне себя от ярости - я была обманута. На следующий день на кухню не пошла и осталась в своей комнате, предварительно собрав свои пожитки. Готовилась к отъезду. В обед голодные мужики не получили еду, а Еркин был вне себя от злости - прибежал ко мне и ногой выбил дверь комнаты. Он начал меня безразборчиво лупить. Удары попадали в разные места, но я не испытывала боли, только чувствовала, как кровь сочилась с моей головы.

После того, как побои прекратились, прибежала какая-то женщина и обработала мне раны. Сказала, что я попала в рабство.

Никаких денег и отпусков мне не видать, а только работать всю жизнь кухаркой на незнакомых мне людей. Я все-таки женщина с каким-то жизненным багажом и у меня не было смирения. Я была так зла на себя, что оставила могилы своих родных и буду теперь гнить в какой-то глуши до скончания своих дней. Я не раз делала попытки побега, меня всегда ловили и били, а иногда даже насиловали. Еркин после полового контакта даже смягчился. Он считал меня своей любовницей, хотя лучше бы бил.

Я забеременела. Мне однажды приснился сон, будто мой муж и дети приводят мне за руку девочку и говорят, чтобы я о ней заботилась и любила. Я вложила в это смысл. Поняла, что у меня родится дочь. Ради ее спасения я начала тщательно обдумывать план побега. Начала общаться с рабочими, они меня стали воспринимать как жену Еркина. Водитель, который развозил мясо со скотобойни, был моей целью. Когда Еркин был в городе, я сказала, что мне нужно поехать к нему срочно, потому что скоро рожу, тогда мужчина принял это за чистую монету и отвез меня до роддома. Там и было мое спасение. Меня сразу забрали координаторы «Дома мамы». Я знала, что искать меня не будут, потому что им грозило уголовное дело за принуждение к рабству и сексуальному насилию.

Я родила дочь, она мой подарок свыше. Совсем не похожа на отца. Буду жить теперь только ради нее. Работу я найду, главное, что смысл теперь есть.



Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений