24 C
Нур-Султан
Воскресенье, 3 июля, 2022

Дети мигрантов нуждаются в не менее значимой помощи, чем их родители – Шахноза Хасанова

Тысячи граждан Узбекистана и Таджикистана — их семьи и дети пересекают границу Казахстана в поиске работы и лучших условий жизни. Однако в нашей стране многие из них сталкиваются с нарушением прав, безработицей.

Они продолжают жить в Казахстане без соответствующих разрешений и документов, а родившиеся здесь их дети не в полном объеме получают социальную и медицинскую помощь. О том, какую помощь оказывают трудовым мигрантам и членам их семей в возникающих трудных ситуациях, а также сложностях работы во время закрытия границ после объявления всеобщего локдауна, в интервью рассказала директор правового центра женских инициатив «Сана Сезiм» Шахноза Хасанова, сообщило МИА «Казинформ.

— Правовой центр женских инициатив «Сана Сезiм» был создан в 2001 году. Сначала организация занималась защитой прав женщин и детей, вопросами гендерного равенства, бытового насилия и в целом защитой прав несовершеннолетних детей. Позднее ваша организация стала уделять внимание борьбе с торговлей людьми. Расскажите об истории создания и деятельности правового центра.

— Да, сначала это были темы гендерного равенства, женщина в бизнесе и защита прав женщин и детей. С 2006 года, когда мы начали работать в области противодействия торговле людьми, а также защите прав трудовых мигрантов и членов их семей. В те годы в Казахстан начался большой поток мигрантов, увеличилось количество обращений в организацию по нарушению их прав, поэтому организация приняла решение, что будет работать не только в области защиты прав женщин и детей, но и в части защиты мужчин — трудящихся мигрантов, как жертв торговли людьми, у которых нарушены права.

В настоящее время организация специализируется по нескольким направлениям. Первое — доступ к правосудию, который включает профилактику бытового насилия, защиту прав женщин и детей и, в том числе, документирование лиц, которые ранее никогда не получали документы, либо лица без гражданства.

Второе направление — стоп трафик женщин и детей! С 2006 года мы очень часто сталкивались со случаями трудовой, сексуальной эксплуатации, когда детей используют в целях попрошайничества.

Третье направление деятельности — трудовая миграция. До 2000-х годов миграция в основном была мужская, но после 2000 годов трудящиеся мигранты стали приезжать в Казахстан с семьями. Мы занимаемся защитой прав в случае их нарушения. Почему это связано с торговлей людьми, трудовые мигранты – это уязвимая категория населения, это категории, которые приехали с целью трудоустройства, но, не получив свою оплату труда или попав в сложную ситуацию, в последующем превращаются в пострадавших от торговли людьми.

— Таким образом в организации сейчас три направления деятельности.

— Да, все верно. И как раз в области трудовой миграции, в рамках третьего направления, мы защищаем не только мужчин и женщин мигрантов, но и всех членов семей, в том числе и их детей, которые оказались в сложной жизненной ситуации в Казахстане.

В целом было реализовано более 50 проектов в области противодействия торговле людьми и трудовой миграции. В организации в настоящее время работают 10 штатных сотрудников, оказывается бесплатная юридическая, психосоциальная помощь и, в случае необходимости, если это жертва торговли людьми, предоставляются временное проживание, содействие в доступе к медицинским услугам, документирование и возвращение на родину. Если были нарушены права трудовых мигрантов – у женщины или ее ребенка – юрист оказывает бесплатную помощь в урегулировании их статуса, доступа в обучении, социальным или медицинским услугам.

— Как изменилась деятельность организации во время пандемии коронавируса, с какими трудностями вы столкнулись?

— Когда были установлены блокпосты, в силу вступили ограничения, прекращено авиа и железнодорожное сообщение, все мигранты не смогли вернуться на родину и остались в Казахстане. Известно, что Казахстан является второй страной по количеству мигрантов после России. Зачастую мы являемся страной как происхождения, то есть наши граждане выезжают за рубеж для трудоустройства, так и страной транзита, то есть граждане Узбекистана и Таджикистана едут в Россию для трудоустройства транзитом через Казахстан. Третий статус – мы страна назначения, в которую непосредственного приезжают мигранты с целью трудоустройства. Согласно статистике, поток мигрантов был, есть и будет увеличиваться. Во время коронавируса мы думали, что работы станет меньше, но число обращений увеличилось. Мы находимся в Шымкенте и непосредственно граничим с Узбекистаном, соответственно у нас преобладает число мигрантов из данной страны. Когда был объявлен локдаун, на границе скопилось огромное количество желающих вернуться на родину, порядка 6-7 тыс. человек.

На тот момент ни одна страна во всем мире не была готова к таким обстоятельствам, границы были закрыты, и каждая страна, прежде чем запускать своего гражданина, обеспечивала карантинные зоны. К большому сожалению, Узбекистан и Таджикистан не могли обеспечить большое количество таких зон. Один единственный переход, который сейчас работает между странами, открывал границу в определенные часы для того, чтобы Узбекистан мог принять своих граждан, а граждане Таджикистана могли пересечь Узбекистан и отправиться на родину.

— Как удавалось решать вопросы трудовых мигрантов в тот момент?

— Благодаря работе дипломатических миссий, генеральных консульств Таджикистана, Узбекистана, наших исполнительных органов власти, при поддержке международных организаций – ЮНИСЕФ и других, мы начали работу на границе. Мы выезжали на границу, осуществляли распределение индивидуальных средств защиты, горячего питания, воды. Среди мигрантов, находящихся там, были не только мужчины, но и женщины, и дети, в 40-градусную жару, под металлическим навесом, они ожидали возможности открытия границы и возвращения на родину.

Мы также столкнулись с тем, что у многих мигрантов возникали вопросы юридического характера – у кого-то просрочен паспорт, у кого-то он вообще отсутствовал, у кого-то отсутствовал легальный статус. Были детки, рожденные от родителей мигрантов, у которых отсутствовали документы. Мы оперативно кооперировались с профильными ведомствами и органами, собирали данные этих лиц и оказывали помощь в оформлении сертификатов для возвращения на родину. Таким образом, оперативно оказывали помощь в документировании людей, снимали психологическое напряжение и так далее.

— Какие чаще всего приходиться решать проблемы, возникшие у детей мигрантов?

— Расскажу на примере. Гражданка Узбекистана приехала в Казахстан и здесь потеряла документы. В нашей стране она состояла в браке с казахстанцем, от гражданского брака родились трое детей. Соответственно из-за того, что у мамы не было документов, не было документов и у них. Так случилось, что одному из детей понадобилось оказать медицинскую помощь. Из-за отсутствия документов у ребенка возникла необходимость срочно документировать мать. Мы обратились в генконсульство Узбекистана, подтвердили ее личность и гражданство. Она получила сертификат на возвращение в Узбекистан. Женщина выехала во время ограничений по коронавирусу, оставив детей в Казахстане, поменяла сертификат на паспорт, а по возвращению ее не запустили. Границы были все еще закрыты, а для въезда необходимо было получить разрешение межведомственной комиссии. Но так как она не была рождена на территории Казахстана, не была этническим кандасом, въезд ей не был разрешен, а доказать, что на территории находятся ее дети и муж она не могла ввиду отсутствия документов. Мы, конечно же, обратились в погранслужбу и благодаря содействию Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан, Азимовой Эльвиры Абилхасимовны, в дальнейшем запустили женщину в Казахстан. После этого в судебном порядке мы троих детей документировали.

— Это один из тех вопросов, с которым вам приходится встречаться чаще всего.

— Безусловно. Тут нужно отметить, что до 2020 года свидетельство о рождении детей – медицинская справка выдавалась мамам, у которых во время родов были действующие документы – согласно правилам выдачи свидетельств о рождении. Если у мамы была просрочена миграционная карточка либо документы, ребенок не регистрировался и выписывался без документов, ему выдавалась медицинская справка. В дальнейшем, чтобы ее поменять на свидетельство требовались действующие документы матери. Благодаря работе Управления верховного комиссара по делам беженцев ООН, Министерства внутренних дел РК и Министерства юстиции РК внесли поправки в законодательство и с 2020 года норма о документировании детей мигрантов, у которых нет документов, начала работать. Со слов матери ребенок документируется и получает свидетельство о рождении.

— В чем миссия вашей организации?

— Содействие женщинам и детям в социальной жизненной ориентации в условиях построения гражданского общества и демократии, формирование практики ненасильственных отношений в обществе, а также движение по защите прав женщин и детей. Так звучит наша главная цель. Помощь мы оказываем независимо от гражданской принадлежности детей и мигрантов.

— Спасибо за беседу!

Соответствующие статьи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости