Макс Бокаев: «Это же не из ЦРУ мне позвонили и сказали, Макс, устрой митинг»! 15 Сентября 2015 в 13:32 8128
Портал Dixinews.kz публикует интервью с известным казахстанским общественником Максом Бокаевым из Атырау. Поводом для встречи послужил митинг против строительства завода по переработке ядовитых отходов, который Макс с товарищами хотят провести в Атырау 20 сентября 2015 года.

Сегодня стало известно, что в акимате согласовали митинг против повышения тарифов ЖКХ и загрязнения окружающей среды на 20 сентября в 14:00 
в поселке Балыкши рядом с домом №28 по улице Абая Кунанбаева (остановка «Ландыш»). 

В беседе Макс на личном примере рассказал о том, как в Казахстане становятся политическими нонконформистами и какой видят ближайшую перспективу родной страны.

«У общества нет реальной возможности влиять на решения власти»

— Макс, добрый день. Расскажите о митинге в Атырау, который запланирован на 20 сентября.

— Здравствуйте. Город Атырау со всех сторон окружен промышленными предприятиями: нефтеперерабатывающий, нефтеперекачивающий, асфальтово-бетонный заводы. И с какой бы стороны ни дул ветер, нас травят выбросами. А теперь здесь хотят построить еще завод по переработке ядовитых отходов. Я надеюсь, что люди придут на митинг.

— В ваших требованиях не только отмена строительства завода, но и наведение порядка в ЖКХ, и создание инструмента общественного контроля. Вам не кажется, что получился некий «винегрет» требований?

— Да, меня критиковали за это. Но я занимаюсь общественной работой 12 лет, и могу сказать, что без комплексного подхода нам ничего не изменить. Главная проблема сейчас — это отсутствие реальных инструментов, с помощью которых общество могло бы участвовать в принятии решений, его касающихся.

— Почему мы выдвигаем требования по ЖКХ? Местная водопроводная организация резко на 48% повысила тарифы на воду, и мы предложили создать при этой компании или при акимате общественный совет. Это предложение мы озвучили два года назад! Некоторые государственные органы согласились, в частности, агентство по регулированию государственных монополий, но потом все это благополучно забылось.
 
— Я давно занимаюсь общественными делами и всем своим землякам говорю, нужно юридически обязывать монополистов, госорганы соблюдать правила игры, установленные законодательствоv, хотя бы те, что есть. Для этого нужен постоянный контроль, например, общественный совет. Конечно, еще лучше, если бы народ в местные власти провел как минимум своих 5-6 человек, депутатов в маслихаты. Но, зная нашу избирательную систему, это очень трудно. Меня самого снимали уже зарегистрированным с выборов.

Макс Бокаев, фото с личной страницы на Facebook

«Это же не из ЦРУ мне позвонили и сказали, Макс, устрой митинг»!

— То есть ваше главное требование — это создание инструмента общественного контроля?

— Да. Это очевидная вещь, и люди это чувствуют, и власти, думаю, тоже. В начале 2015 года впервые в истории Атырауской области власти дали разрешение на митинг. Это был митинг в поддержку политического заключенного Арона Атабека. Хотя Атабек никогда не позиционировал себя политиком, он поэт. В свое время в Алматы в 2006 году сносили дома, якобы незаконно построенные. Он поехал в пригород Алматы, где хотели сносить, и там погиб один полицейский. Непонятно, кто убил, убийцу так и не нашли, но Арону Атабеку дали 18 лет, 10 из них он уже отсидел. И вот он сидит, крепкий мужик оказался, не признает своей вины, хотя уже болеет.

Арон Атабек Митинг в поддержку Арноа Атабека в Атырау, фото: газета Ак Жайык

— И нам впервые в этом году разрешили провести митинг в поддержку Арона Атабека, тогда человек 50 пришли. Думаю, власти тоже понимают, что нужно людям давать возможность озвучить свою гражданскую позицию. 

— Ведь митинг — это же вещь, которую не я вчера придумал! Это же не из ЦРУ мне позвонили и сказали, Макс, устрой митинг. Это законная форма выражения протеста или поддержки, это мировой опыт.

— Правда, пока все идет со скрипом. Смешной случай был, я как организатор пришел пораньше посмотреть местность, думаю, найду ящик, чтобы в виде постамента использовать. Притащили деревянную коробку, пошли еще искать, вернулись, а ящика нет! У одной активистки спрашиваю, ты тут ящик не видела? Она говорит, два мужика, пыхтя, его куда-то утащили. Даже так нам хотели насолить. Ну, это же глупость! Мы принесли другой ящик.

«Если на улицу выйдут 5000 человек, сразу все отменят»!

Макс Бокаев на общественных слушаниях в Атырау 

— Есть же такие формы участия как общественные слушания, о которых власти обязаны уведомлять граждан.

— Да, есть механизм общественных слушаний, мы даже подписали Орхусскую конвенцию — это конвенция Европейской Экономической Комиссии ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды». Но в те времена все было хорошо, баррель стоил 100 долларов, и они плевали на эту конвенцию! У всех есть свои «крыши». Предприятию проще иметь «крышу», договориться, чем платить деньги.

— Я всегда говорю, если выйдут на улицу 5000 человек, все сразу отменят! И девальвацию, и прочее! Но даже на эти слушания никто не приходит. Монополисты делают фотоотчеты, что народ приходил, а на самом деле там только те, кого согнали. Объявление в какой-то газете разместят, никто не прочитает и не придет.

— В Павлодаре власти выступили с заявлением о возможном строительстве завода по переработке отходов в Атырауской области. Они хотят убить двух зайцев сразу: во-первых, успокоить павлодарцев, во–вторых, прозондировать почву в Атырау. Думаю, что, посмотрев экономический проект, они вряд ли построят такой завод в Атырау. Скорее всего, это будет Павлодар или близлежащие области, они найдут, где построить.

— На этом заводе хотят перерабатывать пестициды. У нас в области вообще не развито земледелие, сельское хозяйство — всего 1-2%. Они что, пестициды собираются в Павлодарскую область через всю страну везти? У нас есть два ядерных полигона, где испытывали ядерное оружие, десятки полигонов, где захоронен нефтяной шлам и другие подобные объекты. Со времен Советского Союза много самоизливающихся нефтяных скважин. Только пестицидов нам не хватало.

«Если народ молчит, значит что-то жуёт»

— Как вы оцениваете гражданскую активность в Казахстане?

— Моя оценка — низкая. На те проблемы, которые есть, реакция должна быть масштабнее. Благодаря интернету анонимно многие высказываются, но придут и поставят подпись не больше 3%. А на митинг способны прийти вообще доли процентов. Как это объяснить? Я привожу свои доводы. 

Первое: если народ молчит, значит, что-то жуёт. Если есть, что-то жевать, есть нефть, есть доллары, народ будет молчать. Ведь даже когда совсем прижимало, и людей «пачками» расстреливали, казахи молчали. 

Второе — это массированная государственная пропаганда. Например, все рапортуют, что Атырауская область на 95% обеспечена водой. Какого черта? Водоочистные сооружения в ужасном состоянии! Зато привезли тысячи детей с флажками, чтобы показать, как все довольны. Нет никакой обратной связи. В регионах время от времени проводятся какие-то социологические опросы, иногда их проводят сотрудники акиматов, могут даже сами и заполнять. 

Третье — народ просто помнит 90-е годы, когда было хуже, и надеется, что пронесет. У каждого в семье есть репрессированные, погибшие от голода в 37 году

Река Урал в Атырау

«Чем ниже цена на нефть, тем больше демократии»

— Как оцениваете в целом политическую и экономическую ситуацию в Казахстане?

— Был я в Астане на одной конференции и вспомнил поговорку: чем меньше цена на нефть, тем больше демократии. И центральные органы власти, и местные, сейчас опасаются. Они сами не знают, что делать. Для многих власть — это источник обогащения. Прийти и что-то заработать — квартиру, машину, сына куда-то устроить, дочку. А сейчас чувствуют, что дальше денег нет, бюджет потерял 22% поступлений. 

— Раньше было как: чиновники приходят на работу, сверху спускается какая-то сумма, они себе что-то оставляют, остальное, что осталось, народу. А сейчас приходят деньги, они смотрят, если что-то взять, народу ничего не останется, если народу все — себе ничего! А не оставлять себе они не привыкли.   

«Самые умные понимают, что может наступить «паралич власти»

— Самые умные из чиновников уже понимают, что надо что-то делать, иначе наступит «паралич власти», он уже местами наступил. А если к этому добавится социальные протесты, то к концу 2016 года вообще будет дело труба. 

— В России хоть какие-то варианты ищут, но это тоже отчасти самообман. Кто знает, что через год будет? Может вообще 25 лет низкая цена на нефть будет? Нефтяная игла — это вообще дело неблагодарное. Наши сидят и слушают россиян, потому по-английски мало кто понимает. Россияне говорят, будет «отскок» цен, наши решают, давайте дождемся «отскока». Примерно так и строятся планы. Так что особо радостного рассказать нечего. 

Активисты Атырау на митинге, фото: газета Ак Жайык

— Многое напоминает фарс, и все это понимают. У нас в областном и городском маслихате заседают бизнесмены. Для чего они туда идут? Для респектабельности и упрощенного доступа к акиму. Такое феодальное правление, что уж говорить. Когда акиму нужно провести какую-то акцию, он просит обеспечить людьми директоров предприятий, ректора вуза. Мой знакомый работал на одном предприятии, которое должен был посетить президент. За неделю аким области приехал туда с свитой и говорит: «Я буду Назарбаев, ты (директору завода) — я, а вы все – свита». Все ходили репетировали, люди, конечно, еле смешки сдерживали, но всё отрепетировали. 

«Смело озвучивают свои мысли в Казахстане человек 400-500»

— Макс, то, чем вы занимаетесь вот уже 12 лет, опасное и неблагодарное занятие, и вдобавок неприбыльное. Почему вы выбрали этот путь?

— Да, я не женат, нет семьи, детей. В целом, общественная работа денег не приносит. Если бы меня не тронули в свое время, может быть, я занялся другими делами. В 2003 году я был вполне миролюбиво настроен, хотел стать адвокатом, я юрист по образованию, но когда пообщался с адвокатами, они мне сказали, что «проводником» денег я не смогу быть, а сейчас адвокат — это больше «разводящий». В 90-е я занимался бизнесом, потом мне это надоело. На территории СНГ не появилось джобсов или фордов, которые своим умом заработали, у нас купи-продай практически везде. 

— Я стал работать в «молодежке»: здоровый образ жизни, борьба с наркотиками, но через полгода мне поступило неприличное предложение стать информатором, и я разозлился. Характер такой, упрямство мое сыграло злую шутку. Попал в среду неправительственных организаций, потом в среду фрондирующих оппозиционеров, дальше — больше, и поехало… Я уже привык. Поначалу было тяжело, угрожали и гоняли. От многого приходится отказываться, но время показывает, что я все делаю правильно

— Есть удовлетворение от того, что все-таки мы были правы, когда говорили, что курс нынешней власти до добра не доведет. Страна в долгах как в шелках, перспектив нет, сидели только и на нефть смотрели. Институтов эффективных не создали. Все сейчас гадают, как будет проходить передача власти. Мы были правы

— Я думаю, во всем Казахстане тех, кто смело озвучивает свои мысли, кто говорит, надо просыпаться, надо меняться, человек 400-500. Кроме тех, кто в изгнании, кого убили, или тех, кто в тюрьме.

Макс Бокаев на общественных слушаниях


Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений