Нурсултан Назарбаев поддержал работу по снижению тюремного населения 29 Ноября 2018 в 18:03 14178
Нурсултан Назарбаев поддержал работу по снижению тюремного населения. Данный вопрос был обсужден в ходе пленарного заседания, прошедшем в рамках VIII Гражданского форума в Астане.

Президент прокомментировал выступление члена комиссии по правам человека при Президенте РК Сауле Мектепбаевой, которая презентовала проект по снижению тюремного населения.

«Сауле Мектепбаева затронула тему, которая меня тоже сильно задевает — снижение тюремного населения. Оттуда (из тюрем - прим. ред.) ведь нормальный человек не выходит. Там не воспитываем, а в другую сторону толкаем человека. Поэтому за малейшую провинность надо наказывать деньгами. Так мы изменили законодательство и снизили тюремное население», — сказал Глава государства.

Он призвал продолжать начатую работу и улучшить условия в казахстанских тюрьмах.

«Столько тюрем сейчас освободилось. Есть возможность реконструировать и нормальное содержание сделать. Сделать отдельное содержание: есть экстремисты-террористы, а мы вместе с ними сажаем молодых людей. Поэтому такую работу надо продолжать, и большое спасибо вам за нее!» — заключил Нурсултан Назарбаев.

Отметим, что Сауле Мектепбаева не первый год занимается вопросом снижения тюремного населения. В рамках своей работы она выпустила книгу под названием «Статус успешно: уроки правовых реформ».

По мнению Сауле, одним из возможных путей для снижения тюремного населения в нашей стране может стать пробация.

Закон Республики Казахстан «О пробации» был принят 30 декабря 2016 года. Он опирается на многолетний опыт работы органов уголовно-исполнительной системы, требования новых норм УК (Уголовный кодекс Республики Казахстан), УПК (Уголовно-Процессуальный кодекс Республики  Казахстан), УИК(Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан) по вопросам пробации, в нем также учтен опыт других стран в области пробации, рекомендации международных и национальных неправительственных правозащитных организаций, Общественного совета по вопросам деятельности органов внутренних дел, экспертов-правоведов.

Пробация - это  система видов деятельности и индивидуально определяемых мер контрольного и социально-правового характера, направленных на коррекцию поведения лиц, категории которых определены, для предупреждения совершения ими новых уголовных правонарушений.

Целью пробации является содействие в обеспечении безопасности общества путем:
  • коррекции поведения подозреваемого, обвиняемого;
  • ресоциализации осужденного;
  • социальной адаптации и реабилитации лица, освобожденного из учреждения уголовно-исполнительной  (пенитенциарной) системы.
В соответствии с указанной целью задачами пробации являются:
  • оказание социально-правовой помощи лицам, стоящим на учете в службы пробации;
  • исполнение определенных  законом видов наказаний, не связанных с лишением свободы;
  • осуществление контроля за осужденным,  отбывающим наказание в виде ограничения свободы, осужденным условно, освобожденным условно-досрочно от отбывания наказания в виде лишения свободы;
  • участие в подготовке к освобождению осужденного, отбывающего наказание в учреждении уголовно-исполнительной (пенитенциарной) системы.
Служба пробации – орган уголовно-исполнительной (пенитенциарной) системы, осуществляющий исполнительные и распорядительные функции по обеспечению исполнения уголовных наказаний без изоляции от общества, а также организации и функционированию пробации.

Какие виды пробации существуют?

В зависимости от видов пробации – закон различает и закрепляет четыре вида.

Досудебная пробация – деятельность и совокупность мер по оказанию социально-правовой помощи подозреваемому, обвиняемому, направленных на коррекцию их поведения;

Досудебная пробация применяется на добровольной основе в отношении подозреваемых, обвиняемых:
  • несовершеннолетних;
  • инвалидов;
  • женщин: в возрасте 58 и свыше лет; беременных; имеющих малолетних детей в возрасте до трех лет.
  • мужчин: в возрасте 63 и свыше лет; воспитывающих в одиночку малолетних детей в возрасте до трех лет.
Досудебная пробация не применяется в отношении лиц, к которым применена мера пресечения в виде домашнего ареста или содержания под стражей.

Приговорная пробация – деятельность и совокупность мер по установлению и осуществлению пробационного контроля в отношении лиц, осужденных к ограничению свободы, а также осужденных условно, и оказанию им социально-правовой помощи.

Пенитенциарная пробация –  деятельность и совокупность мер по ресоциализации лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы в учреждениях уголовно-исполнительной (пенитенциарной) системы.

Постпенитенциарная пробация – деятельность и совокупность мер по установлению и осуществлению пробационного контроля в отношении лиц, освобожденных из учреждений уголовно-исполнительной (пенитенциарной) системы, и оказанию им социально-правовой помощи.

 Возникнув впервые в США в первой половине 19 века на основе двух институтов - условного осуждения и отсрочки отбывания наказания, институт пробации является вполне традиционным для уголовной юстиции зарубежных стран.

Наиболее прогрессивной, в настоящее время, является организация службы пробации в Королевстве Швеция. Уголовно-исполнительная система Швеции поделена по географическому признаку на 6 регионов. Так, «содержание одного осужденного в тюрьме обходится казне в 200 долларов США в день, на одного подследственного тратится 185 долларов, в то время как на каждого подопечного службы пробации государством тратится всего 15 долларов».

В системе УИС Швеции работает 8 тысяч человек, из них примерно тысяча – в службах пробации. Основной офис УИС находится в городе Норчопинг. Количество, осужденных к лишению свободы, составляет «4500 человек, из них примерно 12 тысяч человек состоит на учете в службе пробации».

На одного инспектора приходится 30-40 человек, к примеру, в Казахстане 100-120 человек. Уголовное законодательство Швеции предусматривает 2 основных вида наказания: 
1) денежный штраф; 
2) лишение свободы. 

Но, как правило, лишение свободы не назначается. По отбытию 2/3 срока, осужденные независимо от их поведения в период отбывания наказания и других обстоятельств, представляются к условно-досрочному освобождению. С этого момента за ними устанавливается административный надзор, в период которого осуществляют свою деятельность инспектора службы пробации. Основной функцией инспекторов службы пробации является работа с условно–досрочно освобожденными лицами, приговоренными к надзору, а также составление социальных характеристик. 

Административный надзор составляет - 1 год, а испытательный срок – 3 года. Социальная характеристика является отражением мнения инспектора УИ и клиента по поводу предстоящего наказания. При ее составлении берутся данные реестров различных ведомств, таких, как социальное, налоговое, миграционное и т.д. Также в УИИ существуют специальные программы для наркоманов (лечение методоном), алкоголиков, лиц, склонных к бытовому насилию и т.д. Данные программы действуют по истечении недели после вступления приговора в законную силу. Занятия проводятся на платной основе, по 2 часа один раз в неделю, в целом это составляет 84 часа. В отношении лиц, склонных к употреблению алкоголя работает Программа, включающая в себя Методику ADDIS (75 вопросов, описывающих последствия употребления алкоголя). Для наркоманов действует проект «Лечение по контракту и сотрудничеству».

Сауле Мектепбаева рассказывает:

Впервые тюрьму я посетила в Швеции. Она была примечательна тем, что являлась одной из самых старых в стране. Толстые каменные стены, средневековые вычурные входные арки – все напоминало о том, что здание старинное, но не ветхое. Неожиданно внутри оказались современные, просторные, исключительно чистые и светлые помещения с камерами, в каждой из которой находился телевизор, музыкальный центр и куча других различных личных предметов, которые в наших колониях достаточно сложно встретить. В коридорах тюрьмы повсюду стояли коробки с женской декоративной косметикой. Косметику сюда доставляла местная фирма для того, чтобы заключенные работали. Их деятельность сводилась к тому, чтобы запаковывать тени, помаду и тушь в красивые картонные упаковки. Каждый заключенный получал определенное количество косметических продуктов, аккуратно их паковал и сдавал исполненное, оставляя в коридоре. Такое доверие, оказываемое заключенным, и то, что заключенные могли работать прямо в собственных камерах, очень сильно меня удивило.

Никогда больше в других колониях, особенно постсоветских стран я не видела, чтобы была такая же атмосфера в тюрьме. Наши тюрьмы отличаются не только тем, что заключенным у нас нечем заняться. В отношении тюрем в СНГ всегда существовал один и тот же остаточный подход. Для тюрьмы все выделялось самого низкого качества: и здания, и ремонт, и мебель. Однако в наших силах эти подходы изменить. И под словом «изменить» я имею ввиду не просто изменить отношение к тюрьме, но и к тому, стоит ли туда отправлять людей.

Отправлять людей не в тюрьму, а применять другие виды наказаний называется альтернативными видами наказания. К сожалению, в Казахстане они пока слабо развиты. Хотя альтернативные меры наказания более эффективные: об этом свидетельствует мировая статистика. Они обходятся дешевле, чем содержание человека в тюрьме. Согласно разным исследованиям, альтернативные наказания в три, а иногда в пять раз дешевле содержания в тюрьме. Однако, что еще более важно, альтернативные меры наказания более гуманные, чем содержание в тюрьмах. Наказывая правонарушителя общественными работами вместо тюрьмы, мы останавливаем серьезный мультипликационный эффект, который имеет помещение в тюрьму. 

Интересно, что в нашей стране обсуждение альтернативных мер наказания, как правило, завершается пессимистичными рассуждениями о коррупционности уголовной системы и сомнениями в этой связи, что альтернативы будут работать. Гораздо реже мы задумываемся об обычном среднестатистическом человеке, который не имеет средств ни на качественную юридическую помощь, ни на участие в коррупционных схемах. Такой гипотетический правонарушитель не должен пострадать из-за опасений в коррупции, которая и при нынешней системе может освободить от ответственности виновное лицо. 

Многочисленные исследования в области уголовной политики подтверждают необходимость осторожного отношения к лишению свободы. Так, в 1950-е годы в США была введена политика активного использования лишения свободы для борьбы с преступностью, и эта политика показала, что повышение тюремного населения на 10% дает сокращение преступности на 2–4%, но это происходит только тогда, когда численность тюремного населения изначально была очень низкой. В случае же, если она достаточно высока, любое усиление уголовной ответственности и более частое помещение в тюрьму не приводит ни к какому изменению в уровне преступности и, к сожалению, не влияет на ее сокращение. 

Когда в профессиональной среде обсуждают альтернативные меры наказания, часто упоминается термин «пробация». 

Пробация достаточно новое слово для Казахстана: когда в 2012 году были приняты законодательные поправки, вводящие институт пробации, и в Парламенте депутатам объясняли, что такое «служба пробации», упрощенно все говорили об электронных браслетах. Однако пробация не сводится к электронным браслетам, и понимать ее так узко было бы неправильно. 

Пробация – это, во-первых, совершенно новый подход к уголовному наказанию, попытка взглянуть на правонарушителя не только как на правонарушителя, а как на человека, совершившего преступление. 

Служба пробации наблюдает за поведением осужденного или лица, находящегося под следствием, и оказывает ему социальную помощь. 

Во-вторых, пробация – основное орудие по снижению рецидивной преступности: офицер пробации, как правило, подключается к уголовному делу с самого начала, он работает с обвиняемым до вынесения приговора, оценивает его социальную ситуацию, анализирует, какие причины привели его к совершению преступления, он же готовит доклад судье, озвучиваемый в ходе судебного разбирательства. Этот доклад дает представление о человеке, характеризует его социальное окружение, помогает судье принять правильное решение, это своего рода социальная оценка человека, которую сегодня в рамках уголовного процесса объективно и профессионально никто не предоставляет, а если предоставляет, то достаточно фрагментарно. Представляя доклад, офицер пробации предлагает определенного рода наказание, и судья, принимая свое решение, безусловно, учитывает его мнение. 

Возьмем, к примеру, ситуацию с подростком, который совершил преступление. Офицер пробации должен оценить семью подростка, отношение к нему в школе, отношения ребенка с друзьями. Его задача – помочь выбрать курсы снижения агрессии или другие курсы, которые необходимы данному конкретному подростку. После того, как судья выносит приговор, офицер службы пробации продолжает с ним работать вне зависимости от того, назначено ли лишение свободы или другой вид наказания. Если применено лишение свободы, то с заключенным работает офицер службы пробации в тюрьме, если назначен другой вид наказания, общественные работы или ограничения посещать какие-либо учреждения, здесь роль офицера пробации велика. Именно он контролирует процесс исправления преступника, то есть по определению он и должен предотвратить совершение нового преступления.

Когда общество обсуждает вопрос «тюрьма или …», периодически возникающий в связи с совершенными громкими преступлениями, основной аргумент комментаторов состоит в соблюдении общественной безопасности. Мы опасаемся, что завтра сумку могут вырвать у нас из рук, а в аварию попадет не сосед, а мы сами. Мы боимся, и поэтому самый лучший для общества приговор – это пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Однако не все преступления требуют таких наказаний, об этом говорят статистика и здравый смысл. Чаще всего, если речь идет о ненасильственных преступлениях, то есть преступлениях, не связанных с совершением насилия, существует возможность применения альтернативных мер наказания. Вопрос лишь в том, как сделать их работающими. До тех пор, пока в стране альтернативные меры наказания не работают, нет мощной базы офицеров пробации, имеющих эффективные меры воздействия, мы будем иметь приговоры, когда стороны неожиданно примиряются, и, не получив никакой санкции, правонарушитель совершает повторное преступление. По сути, в нынешней ситуации неработающих альтернативных мер наказания гораздо больше угроз общественной безопасности.

Вернемся к примеру с подростком. Суд состоялся, шок прошел, подросток условно осужден, он возвращается в семью, где родители алкоголики, и нужно заботиться о младших братьях и сестрах. Риски того, что последует повторное преступление, гораздо более серьезное, высоки. Именно поэтому просто альтернативная мера наказания в виде условного осуждения не работает. В подобной ситуации должен действовать офицер пробации, именно он обязан не только сам помочь подростку, но и подключить все социальные службы для того, чтобы оказать поддержку семье либо направить подростка в центр, где ему могут помочь. Сегодня казахстанскому офицеру пробации практически некуда отправить такого подростка. Похвастать центрами поддержки семьи или специальными программами для подростков из неблагополучных семей могут только несколько городов в Казахстане. Но даже там, где центров нет, есть общество, которое должно озаботиться тем, что происходит вокруг. 

Я верю, что когда-нибудь в Казахстане появятся семьи и бизнес, готовые помогать людям, попавшим в конфликт с законом. Главное, чтобы мы смогли создать службу пробации, которая будет готова эффективно выполнять свои функции. Сегодня существуют уже не просто законодательные поправки, а самостоятельный закон о пробации, созданы службы пробации во всех районах. Первичное обучение прошли сами офицеры пробации. Однако служба пробации – пока все еще контролирует, но не помогает. Офицера пробации система уголовного правосудия не воспринимает всерьез. Новый институт прошел первый свой этап становления и впереди - длинный процесс понимания того, как этот институт должен работать. И вот тут работа найдется для многих из нас, желающих создавать и жить в безопасном обществе.