Религия в век цифровизации: опыт США в борьбе с терроризмом в Интернете 24 Мая 2018 в 17:15 15582 Фото: CC0 Creative Commons
Терроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из опаснейших по масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которой человечество вошло в XXI век. Международным сообществом были выработаны международно-правовые основы борьбы с терроризмом, созданы механизмы противодействия международному терроризму, осуществляется их постоянное развитие и совершенствование. Однако следует признать, что как бы хорошо не были бы разработаны соответствующие международно-правовые стандарты, какими бы детальными и тщательно продуманными они не были, если их осуществление не будет подкреплено действиями государств на национальном уровне, то они навсегда останутся рекомендациями. Поэтому, присоединение к этим международно-правовым документам требует от государств, прежде всего, внедрения их норм во внутреннее законодательство, призванного обеспечить правовое регулирование деятельности государственных органов по борьбе с международным терроризмом.

В большинстве государств мира сегодня принято специальное антитеррористическое законодательство, формирование которого осуществлялось на протяжении нескольких десятилетий и которое при удачном сочетании с уголовно-правовыми квалификациями позволяет государствам осуществлять не только борьбу с терроризмом, но и реализовывать комплекс предупредительно-профилактических мер. 

Мы писали ранее о том, что Казахстан работает в Интернете, захватывая несколько основных аспектов. Но для того, чтобы в полной мере понять, в правильном ли направлении мы движемся и чего нам еще не хватает, нужно изучить опыт стран мира в борьбе с терроризмом и экстремизмом в Интернете. Начнем с Соединенных Штатов Америки.

Соединенные Штаты Америки достигли значительных успехов в сфере борьбы с терроризмом в сети Интернет. Количество организаций и ведомств, задействованных в работе по оказанию противодействия, довольно велико, что позволяет в более полной мере, чем в ряде других стран, контролировать интернет-пространство.

С 11 сентября 2001 года руководство США обратило внимание на появление в сети пропагандистских материалов террористической направленности. После трагических событий американские спецслужбы начали ограничивать доступ к страницам талибов, а именно блокировать их. Выяснив, что экстремисты поддерживали контакт друг с другом через электронную почту из места общественного пользования с доступом в Интернет, президент Джордж Буш в 2001 году утвердил закон «Об объединении и укреплении Америки путем задействования полномочий и инструментов, необходимых для борьбы с терроризмом». После принятия данного документа любое действие, которое ведет к нарушению работы ПК или незаконному проникновению в компьютер, классифицируется как терроризм, а провайдер (компания, представляющая доступ в Интернет) обязан по требованию ФБР предоставить всю известную ему информацию о пользователе.

Фото: из открытых источников

В США в общественных местах доступа в Интернет, таких как библиотеки и школы, применяются фильтры, которые ограничивают доступ к сайтам, содержащим ненадлежащую информацию, в том числе экстремистские материалы.

В опубликованную в 2007 году «Национальную стратегию внутренней безопасности» администрацией президента Буша был внесен раздел «Защита государственного и частного секторов Интернета в США», в котором отмечается необходимость защиты интернет-пространства от действий террористов.

В марте 2009 года представитель Агентства национальной безопасности (АНБ) бригадный генерал Д. Дэвис заявил об усилении в США контроля за интернет-пространством в связи с его активным использованием террористами. Произошло это после того, как «Аль-Каида» и ряд других террористических группировок, в том числе в Ираке, стали активнее использовать «всемирную паутину» для пересылки электронных сообщений и видеоматериалов, а также для получения денежных средств и вербовки новых боевиков.

Фото: defense.gov

Непринятый закон о кибербезопасности (Cybersecurity Act of 2012) тоже предусматривал контроль интернет-пространства на предмет наличия информации, связанной с терроризмом. В нем говорится, что терроризм, в частности, представляет реальную угрозу национальной безопасности США, вследствие чего необходимо постоянно следить за киберпространством.

В 2012 году Барак Обама обратился к сенату с просьбой принять этот законопроект, предусматривавший обеспечение взаимодействия федеральных агентств и частных компаний во время расследования инцидентов, в том числе связанных с террористическими актами. Однако 2 августа 2012 года верхняя палата американского парламента проголосовала против этого закона.

Фото: из открытых источников

В вооруженных силах США существует специальное подразделение, отвечающее непосредственно за безопасность в интернет-пространстве – командование боевых действий в кибернетическом пространстве (United States Cyber Command – USCYBERCOM), которое находится в подчинении объединенного стратегического командования. Основными задачами первого являются централизованное проведение операций кибервойны, а также управление и защита военных компьютерных сетей США. Согласно оценке независимых американских экспертов, в составе командования существуют отдельные подразделения, которые тем или иным образом отслеживают интернет-пространство на предмет наличия соответствующих угроз.

Национальный контртеррористический центр (The National Counterterrorism Center (NCTC) – государственная организация США, отвечающая не только за внутреннюю, но и за внешнюю контртеррористическую деятельность. В работе центра принимают участие подразделения ЦРУ, ФБР, а также министерств обороны и внутренней безопасности.

Кроме того, в стране функционирует центр стратегического контртеррористического взаимодействия (The Center for Strategic Counterterrorism Communications), созданный по указу президента от 9 сентября 2011 года. Его предназначение – координация сотрудничества с зарубежными странами по борьбе с терроризмом и экстремизмом с информированием правительства по этим вопросам.

Необходимо отметить, что все вышеперечисленные организации – отчасти подконтрольные ведомства. Фактически же верховной контролирующей структурой является совет национальной безопасности со специальными комитетами, в сферу ответственности которых входит и реализация информационной стратегии по борьбе с терроризмом.

Всесторонне развитая и функционально распределенная политика США в области борьбы с терроризмом позволила сформировать достаточно эффективную модель контртеррористической деятельности. Однако в ряде случаев принятие важных решений в этой сфере занимает значительное время из-за различного рода согласований.

Фото: Пресс-служба Акорды

К слову, немаловажным является тот факт, что в начале 2018 года состоялась встреча двух глав государств - Нурсултана Назарбаева и Дональда Трампа. Во время разговора на столь высоком уровне было определено, что Казахстан и США будут сотрудничать в разных сферах деятельности, включая борьбу с религиозным экстремизмом. Президенты выразили готовность изучить заинтересованность Казахстана в присоединении к Конвенции о киберпреступлениях, что обеспечило бы основу для глобального сотрудничества против угроз электронной коммерции и преступлений, совершаемых с использованием интернета. Участие в таких многосторонних соглашениях будет способствовать укреплению сотрудничества и обмену информацией между правоохранительными органами в целях борьбы с международным терроризмом и насильственным экстремизмом. Лидеры заявили, что планируют углублять сотрудничество в области противостояния экстремизму и международному терроризму с уважением прав человека и принципа верховенства закона. Президент Казахстана указал на эффективное сотрудничество Астаны и Вашингтона в деле укрепления международной безопасности и совместного преодоления современных вызовов и угроз.  

— Казахстан активно поддержал борьбу США против терроризма в 2001 году и сейчас поддерживает большую работу, которая проводится в Афганистане. Присутствие американских войск в Афганистане не только дело США, но и всего мира, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Все материалы по теме доступны на странице спецпроекта: «Религия в век цифровизации»