Жительницы «Дома Мамы» в Астане о трудностях жизни, помощи и планах на будущее 05 Декабря 2017 в 19:02 1541 Фото: CC0 Creative Commons
У каждого ребенка должно быть мирное детство, любящая семья, полноценное развитие — всё, для того, чтобы он рос в нормальных условиях, получал образование, находил свое место в обществе и становился достойным гражданином своей страны. Не зря говорят, что наше будущее — в наших детях. Но всё чаще мы сталкиваемся с плохими новостями — от детей отказываются, их бросают, оставляют в опасности, убивают. И всё чаще матери вынуждены оставлять своих детей, отказываться от них, разлучаться с родными, и вовсе не от хорошей жизни. Для кого-то из них беременность становится одновременно и счастьем, и страхом. И не редко можно услышать, что женщина в силу обстоятельств и под давлением общества соглашается на аборт.

Общественный Фонд «Ана Үйі» — это благотворительный проект, направленный на уменьшение количества детей, ежегодно попадающих в детские дома и организованный с целью профилактики социального сиротства. Благодаря ему в городах Казахстана началось открытие кризисных центров под названием «Дом Мамы», миссия которых заключается в сохранении ребенка с матерью. «Дома Мамы» принимают женщин, находящихся на поздних сроках беременности и с новорожденными детьми, которые оказались в трудной жизненной ситуации. В этих учреждениях девушки находят приют для себя и для своего малыша, им помогают адаптироваться, их защищают и дают возможность начать новую жизнь. В «Доме Мамы» они получают психологическую поддержку, медицинскую помощь, помощь в трудоустройстве.

На сегодня «Дома Мамы» открыты во всех регионах страны (19 городов), их спонсорами выступают казахстанские бизнесмены. С момента старта проекта в 2013 году проект оказал помощь более двум тысячам женщин, были открыты 25 домов по всей республике, более тысячи женщин воссоединились со своими семьями.

Фото: dom-mamy.kz

Журналисты Dixinews.kz побывали в одном из «Домов Мамы» в Астане, пообщались с координатором учреждения Гульнар Шакировой и записали истории девушек, для которых «Дом Мамы» действительно стал настоящим домом для них и их детей.

«Не все родители принимают дочерей с внебрачными детьми»

«Наш дом — один из первых в Астане, начал функционировать 4,5 года назад. Сама я работаю 3,5 года, и сейчас в нашем доме проживают 11 девушек. В другом доме, побольше, живут 20 девушек. Они живут тут на протяжении шести месяцев, и за это время мы стараемся их социализировать, привить им любовь к ребенку, чтобы она ни в коем случае не отказалась от него. Для девушек есть специальные курсы, обучение, у нас есть швейный цех, где они могут приобрести новые навыки. Завтра, когда девушка выйдет отсюда, она уже сможет работать», — рассказывает Гульнар Шакирова, которую девушки тепло называют Гульнар-тәте.

Самой младшей девушке в «Доме Мамы» — 15 лет, самой старшей — 29. По словам координатора, они принимают девушек не старше 30, так как молодым чаще свойственно ошибаться, особенно в людях.

— Им свойственно делать неровные шаги. Нас многие спрашивают о том, что делать сорокалетним женщинам. Но, как сложилось в нашем обществе, женщины постарше обычно уже знают, чего хотят от жизни. Они рожают детей осознанно. Но наш проект нацелен на молодых, мы помогаем им подняться. Они ведь доверчивые, доверяют мужчинам, а те их обманывают.

Как рассказывает Гульнар, у них в доме есть девушки-сироты, воспитанницы детских домов, но и те, от кого отказались родители и родственники.

— Воспитанницы детских домов живут у нас до 18 лет, мы им максимально уделяем время для адаптации, чтобы они смогли освоиться, получить образование. У некоторых девушек есть родственники, но здесь ситуация такая — не все родители принимают дочерей с внебрачными детьми. Для них это «уят». Даже если общество готово принять такую девушку, они сами считают, что это стыдно. Стыдно перед всеми — не только родственниками, даже соседями. Хотя иногда и родственники готовы принять девушку с ребенком, но её родители решают иначе и видеть её не хотят в своем доме. Куда им идти? Они обращаются к нам и мы их принимаем.

В основном, девушки находят контакты «Дома Мамы» в социальных сетях, в интернете, или от кого-то из знакомых.

— Мы есть в социальных сетях, в Facebook. Наша реклама висит на билбордах, в аэропорту, на вокзалах. Мы работаем со всеми родильными домами, перинатальными центрами, поликлиниками. Если к ним поступает девушка на последних месяцах беременности или перед родами, если врачи знают, что ей некуда идти, то созваниваются с нами и затем направляют к нам. Мы принимаем девушек на последнем триместре беременности.

— У некоторых девушек проблемы идут из детства. Кто-то остался без родителей, кого-то воспитали бабушка с дедушкой, которых уже нет. даже если были родители, то девушки воспитывались не у них, или же воспитывались с мачехой или отчимом. Проблемы тоже идут с детства.

Но есть в домах и девушки, которые сбежали в результате домашнего насилия.

— Сейчас же модно жить в гражданских браках, без каких-либо обязательств. И эти парни знают, что девушка им по документам никто, ведь официально они не женаты. Они знают, что некому за этих девушек постоять, и поднимают на них руку. Одна из наших девушек буквально сбежала от такого домашнего тирана. У неё нет родителей, бабушка с дедушкой умерли, она осталась одна, беззащитна. Некому ей было жаловаться, вот он этим и пользовался.

«У нас всегда есть обратная связь»

«Каждый наш дом имеет своего спонсора, мецената. Они спонсируют всё — начиная от аренды дома и заканчивая мелкими вещами, всё вплоть до небольших процедур для ребенка. Продукты, одежда, подгузники, даже уголь — это всё за счет спонсоров. Если граждане хотят поддержать наш проект, то всегда могут перечислить деньги — как самому проекту в целом, так и отдельному дому, тут они уже приходят к нам и мы договариваемся о помощи. Вообще у нас в фонде ведь несколько проектов — и «Дом Мамы», также Центр поддержки усыновления, Центр поддержки выпускников детских домов, Центр планирования семьи. Наш фонд обширный и связан именно с семьей», — говорит Гульнар.

Фото: dom-mamy.kz

Когда настает время уходить из дома, то девушки не прощаются насовсем. Они продолжают быть на связи с координаторами, часто навещают дома и общаются с другими девушками. Все они поддерживают друг друга, и морально, и материально.

— У нас всегда есть обратная связь. После того, как девушки выходят из домов, мы даем им возможность жить самостоятельно, работать, ухаживать за ребенком. Конечно, иногда бывают моменты, когда мы не можем остаться в стороне, помогаем материально. Недавно одна девушка попросила вещи для ребенка. К нам можно, кстати, приносить детские вещи на детей от 0 до 1,5 лет.

— Девушки, которые вышли из домов в прошлом и позапрошлом годах, живут со своими детьми, работают. Они вместе, по двое или трое, снимают квартиру, ухаживают за детьми. Они ведь все друг друга знают и поэтому держаться вместе. Иногда они нас посещают, приходят на праздники и общаются с девочками, живущими в настоящее время в доме. Говорят им не упускать возможностей, не падать духом, принимать себя, ведь пока ты не поменяешься сам, общество тоже не поменяется. Всё это они говорят тем, кто живет сейчас в доме, общаются с ними и поддерживают их. Это идет им на пользу. Они уже не чужие друг другу.

«Жить было тяжело, денег не хватало даже на еду»

Одна из девушек пожелала не называть своего имени, но рассказала свою историю.

— Я жила с мужем в гражданском браке, когда забеременела. Денег нам ни на что не хватало. Он был слишком молодой, и я просто выбрала не того человека. Со временем жить с ним стало невозможно, он начал поднимать на меня руку. Когда я собралась уходить, не отпускал меня. Жить было тяжело, денег не хватало даже на еду, а он даже не работал. Мама у него умерла, а бабушка только разбаловала. И он привык быть по жизни таким, ничего не отдавать взамен.

— Я была на четвертом месяце, когда нашла в интернете контакты дома. В центр я пришла, когда была на шестом месяце. Здесь я уже почти год, моему ребенку исполнилось полгода. В этом доме я спокойна, не переживаю за завтрашний день. Я знаю, что у моего ребенка есть еда, одежда, памперсы, а если он заболеет, то будут лекарства. Когда я еще не была беременна и жила с мужем, то не замечала наших трудностей. Я работала, сама себя обеспечивала, кормила, одевала, не замечала ничего такого. К тому же, за квартиру платила его бабушка. Но жить там с ребенком было невозможно, поэтому я ушла. С родителями я не общаюсь уже давно, там в доме мачеха. Прийти сюда было для меня единственным выходом, тут мне помогли. Девочки в такой же ситуации, как и я. И вот мы все здесь, помогаем другу другу, работаем, живем.

— Пока самый оптимальный вариант после «Дома Мамы» — скооперироваться с другими девушками и жить вместе. Будем работать, воспитывать детей, меняться друг с другом. Поэтому когда настанет время уходить, я буду держаться вместе с девочками, мы ведь и сейчас тут все вместе.

«Я терпела побои, хотела, чтобы у ребенка был отец»

Асель, 24 года. Имя и возраст героини изменены по её просьбе.

— Я работала продавцом в магазине, когда познакомилась со своим будущим мужем. Мы начали дружить, встречаться. Через несколько месяцев я узнала, что беременна, и мы начали жить вместе. Тогда он и начал поднимать на меня руку. Не знаю до сих пор почему, может понимал, что мне некуда идти и относился так пренебрежительно. Родителей у меня нет.

— Он меня избивал, а я никому не говорила. Я была в положении, поэтому терпела, хотела, чтобы у ребенка был отец. А он не изменился, продолжал меня бить. Когда я была на седьмом месяце, то начал избивать меня всё сильнее и сильнее. Я написала заявление в полицию, и выяснилось, что он раньше сидел в тюрьме. Поэтому я испугалась уходить, жила с ним, терпела. Даже после рождения ребенка он не остановился. Издевался надо мной, продолжал колотить.

— Помогла комендант в общежитии, где мы снимали комнату. Я не знала, что у нас есть такое место, куда можно обратиться. Комендант была в курсе моей ситуации, оказывается, всё слышала, была в курсе, как я живу. Посоветовала мне этот центр, дала контакты и сказала, что здесь помогут. И я сбежала с ребенком. С собой взяла только свои документы и документы малыша. Села в такси и сбежала.

— Я живу здесь уже четыре месяца, у нас с малышом всё хорошо. У меня появился интерес к жизни, какая-то надежда. Хочу сказать большое спасибо всем тем, кто открыл этот дом. Если бы не это место, я бы не знала, куда идти, тем более посреди зимы. А у меня ни родителей, ни родственников, только я и мой ребенок. Спасибо! Мы здесь нашли тепло, укрытие, дом. Нам говорили, что мы можем остаться на полгода, но они смотрят на положение. Если действительно некуда идти, то можно еще остаться. Вот и вся моя история.

«Скоро я вернусь к своей семье»

— Я не скрываю свое имя, меня зовут Бекайым. Я уже была замужем, но детей у нас не было. Затем начала встречаться с другим парнем и забеременела от него. Когда он узнал об этом, то сразу высказался против, с самого начала говорил, что не будет жениться на мне. Об этом центре я узнала, когда была на большом сроке беременности, мне уже было некуда идти, с работы уходила в декрет. Обратилась за помощью, и меня приняли. Здесь хорошие условия, Гульнар-тәте нас всех понимает, относится к нам как к своим детям. И с девочками я хорошо поладила.

— Недавно я всё рассказала своей семье. Они обрадовались ребенку и приняли меня. Скоро я поеду к себе домой. Спасибо, что есть такой центр, что не оставили меня в такой трудной ситуации. Мне тогда действительно было некуда идти, а как пришла сюда, так сразу приняли. Спасибо!

Официальный сайт Общественного Фонда «Ана Үйі» — dom-mamy.kz.
Бесплатный круглосуточный телефон «Дома Мамы» — 8-800-080-77-71.
Контакты координаторов «Домов Мамы» по городам Казахстана здесь.

Две наши героини рассказали, что сбежали в «Дом Мамы» в результате домашнего насилия. Недавно мы писали, что в Казахстане за три года в результате домашнего насилия пострадали 575 женщин. В 2015 году их было 197, в 2016 — 206, с начала 2017 года — 172 женщины. В результате домашнего насилия в стране за три года погибли 124 женщины (49 — в 2015, 44 — в 2016, с начала 2017 года — 31). Это в три раза выше, чем статистика по смертям в результате изнасилований.

Чтобы понять суть бытового насилия, постараться помочь тем, кто, возможно, столкнулся с домашним тираном и узнать, как можно защитить себя женщине в этом неравном бою, наша редакция обратилась с вопросами к экспертам — адвокату Айман Умаровой, психологу Ольге Никаноровой, народному избраннику, олимпийскому чемпиону Серику Сапиеву и народной любимице — блогеру Аиде Джексен. С нашим материалом можно ознакомиться здесь.

Телефон доверия кризисного центра-приюта Астаны для лиц, попавших в сложную ситуацию вследствие насилия или угрозы насилия — 8 (7172) 49-78-89.


Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений