Жители Талапкера: Мы просим дорогу, свет и воду — самое необходимое 31 Августа 2017 в 21:42 4240 Фото: Dixinews.kz
В июле 2017 года редакция Dixinews.kz запустила проект «Окраины Астаны», чтобы рассказать и наглядно показать — как живут жители столичных окраин, где они работают, обучаются, отдыхают и чего им не хватает для благополучного проживания.

Вооружившись фотоаппаратом, корреспондент Dixinews.kz объехала 20 поселков, расположенных близ Астаны. Позже журналисты встретились с жителями поселка Караоткель, жилого массива «Лесная поляна», а также с представителями местной власти Косшынского сельского округа. Люди рассказывали о своих проблемах: нехватке воды, завышенных тарифах и об отсутствии дорог. Чиновники же отчитались о проделанной работе и попытались объяснить, почему некоторые проблемы все еще существуют. 

Также журналисты редакции Dixinews.kz побывали в поселке Талапкер Целиноградского района Акмолинской области. Со слов местных жителей, глобальные проблемы населенного пункта — непрочные дамбы, угрожающие населению, плохое качество воды, высокий тариф на энергоснабжение, а также отсутствие асфальтированных дорог. 

«Основные проблемы: паводки, дороги, освещение, водоснабжение. Нам больше ничего и не надо. Мы же ничего заоблачного не требуем? Живем здесь, рядом со столицей, шесть километров, и страдаем»

Паводки 

«Каждую весну мы сидим на пороховой бочке. В этом году снова «переболели» этим. Все боялись, на сумках сидели. Который аким уже ушел, а проблема также осталась. На будущую весну будет то же самое». 

Жители поселка Талапкер утверждают, что каждую весну они и их дома находятся под угрозой затопления. Люди рассказывают, что местные власти принимают меры лишь в крайнем случае. К примеру, отправляют к месту скопления воды — солдат. 

«Потом они без разрешения приходят и на дорогах роют канавы. Тут вообще должны быть трубы. И мы все сидим с этими сумками, боимся, что нам надо уезжать. Приходят, просят, чтобы были наготове, собрать вещи (...) И ничего не делается, дамба стоит открытая. Говорят, хлынет, будем что-то делать, нет, так нет. Если прорвет, мы все уйдем под воду. Эти дамбы были построены, кажется, еще в советские времена. Их же надо обновлять. Роют канавы и все, и они потом остаются. А дети бегают, за ними трудно уследить. Я недавно была в акимате, говорят, нет техники насыпи делать на речке. Нужно же дамбы делать! Никто даже не берется за это. Опять же зима, снег и эта вода. Если бы аким работал, по-человечески бы проложили трубы в этих канавах, закопали их. Потом, когда нужно, открывали и пускали воду. Просто крик души!», — уточняют собеседники. 

Люди сетуют, что к ним обращаются только тогда, когда они нужны — во время выборов. В оставшееся же время жители поселка Талапкер называют себя брошенными. 

«В прошлом году в школу приезжал депутат Косарев, обещал воду, все обещал, но ничего нет. Когда их выбираешь, мы нужны, а как коснется — крайних не найдешь, никому не достучишься. Одно время в акимат каждый день заходили, но никто нас не слушал». 

«В акимате есть наши данные, какое имущество у кого есть. Если бы они мне сказали (собеседница владелица магазина), соберите своих жителей, почему бы нет? Я бы с радостью всех соседей собрала! Но такого нет, вообще никого нет. Никого не слышим, не видим, будто мы в пустыне живем. Никто за нас не отвечает. В акимат заходишь, акима нет. Когда будет — не знают»


«В этом году никакие работы не ведутся. В прошлом году аким был, хоть немного асфальт положили, немного работа проводилась. Сейчас мы вообще не знаем, кто у нас аким? Когда заходишь в акимат, никого на месте нет. Я лично всегда захожу, хочу встретиться, но никак не могу! Как это так, акима нет на работе? Значит, он с людьми не работает, не хочет с людьми работать». 

Дороги 

Одна из бед — дороги. В поселке асфальтирована центральная улица, в то время как небольшие улочки, на которых живут люди, засыпаны глиной, дресвой или камнями. 

«Дорога — глина, натуральная глина! Нам ее положили две зимы назад. Зимой положили! Кто-то, опять же, где-то выиграл тендер и «глаза замазали» нам якобы мы вам дорогу сделали. Ладно, это лето сухое, а что творится когда идет дождь? Осенью и весной — мы страдаем, дети страдают. По колено грязь, дети в школу еле-еле ходят. Сейчас школа начнется, до остановки не дойти».  

«Кто-то выиграл тендер, и акимат знал, что он делает с нашей улицей, что привозит глину. Вот зачем нам глину привезли? Когда ее не было, дорога даже лучше была. Мы с соседями сложились, привезли дресву. Засыпали, все было хорошо. Поздней осенью привезли эту глину, засыпали»

«Все радовались: о, дорога. У нас парнишка работает в акимате. Я спрашиваю: будет ли у нас дорога? Он говорит, что нужно подождать пока протянут электроснабжение».  

«Здесь работы нет, все работают в городе. В поселке сидят только «декретные». Весной и осенью до остановки пройти невозможно. Нужны резиновые сапоги по колено. Потом их с собой, и в город. Вот так переобуваемся, это даже смешно». 

 
Жители поселка готовы ждать поэтапного решения вопросов, но проблема в том, что, по их словам, они не видят никакого прогресса в решении этих самых вопросов. 

«Когда у нас грязь или бураны, дети с окраин поселка в школу не ходят. Всю зиму они сидят дома. У меня на окраине родственница живет. Чтобы ребенок не отставал в школе, девочка ночует у подруги в начале Талапкера. И только в субботу и воскресенье ребенок ездит домой. Это ненормально! Ребенок в пятом классе. Ладно бы студентка, но ей же нужны родители. Она даже не может попросить у мамы помощи в учебе. Кому она там скажет, подруге? Также было, когда дамбы чуть не прорвали. Учителя уже знают пофамильно, что дети не придут в школу. Они не дойдут, не то, чтобы не придут»

По словам собеседников, зимой местные власти чистят только главную улицу, по которой ездят автобусы. Наши собеседники, жители одной улицы, нанимают погрузчик за свой счет. 

«Зимой мы не можем выехать на машине на своей улице. Приходится складываться по 1000 тенге, чтобы нанять погрузчика и почистить дорогу. А как нам быть? У меня магазин, ко мне торговые приезжают. Мы все складываемся, но это ненадолго. Снег пошел, и все»

«Здесь многодетные семьи, у одной четверо детей, у другой — трое. Они молодые мамы, сидят дома. У них работает только супруг. Им очень тяжело за свой счет чистить дорогу» — заключила собеседница. 


Энергоснабжение 

Жители поселка Талапкер платят за энергоснабжение в два раза больше столичных жителей — 25 тенге за киловатт. При этом, утверждают местные жители, напряжение настолько слабое, что вечером школьникам сложно делать уроки. 

«Освещение уже больше года поставили, но света нет. Свет в домах есть, но временный. Мы сами кабеля опрокинули, а «центральные» — никак. Свет очень тусклый, напряжение слабое»

«Тариф в два раза выше, чем в городе — 25 тенге. Плюс шесть тысяч тенге платим за аренду столба. Каждый месяц. Каждый дом. Счетчики в доме стоят. Напряжение очень слабое. Если есть 170-180, это уже хорошо»

При этом местные жители рассказывают, что перебои с подачей электричества случаются с незавидной частотой. 

«У меня магазин, там стоят холодильники. Я, например, отключаю один холодильник, чтобы включить чайник. Чтобы включить «Аристон» и подогреть воду, я выключаю все холодильники, телевизор. Если дома горит свет, в магазине, наоборот, не горит. Если же я все включу, то соседи в темноте будут сидеть»

«Как детям уроки делать? Мы стараемся с детьми сразу делать. Пришли со школы, быстро покушали и сразу за уроки, иначе потом не видно будет»


Люди рассказывают, что электричество через трансформатор раздает частное лицо. 

«Сейчас третий или четвертый хозяин, который нам дает свет. Дом с трансформатором стоит, и они продают его, и все навариваются на нас. Девять лет уже их кормим»

«Летом за свет я плачу 25 тысяч тенге в месяц. Мы радуемся, когда 22 или 20 тысяч. Люди из города приходят, говорят, за свет оплатили две тысячи тенге. Я думаю, а как мы 25 тысяч? Этот холодильник или обогреватель не могут столько мотать. Кто-то вообще говорит, что электроприборы почти не включает, потому что на работе, и семь тысяч в месяц все равно платит»

«У меня времянка, и я плачу девять тысяч тенге. У нас три лампочки. Очень тяжело». 

Водоснабжение

«Нет элементарного! Какой век? Мы где живем? Это же стыдно! Вот приехали к нам гости, и мне было стыдно. Стыдно за эту дорогу, что у нас ничего нет. Как вы живете, спрашивают. Вот так и живем. Когда мы землю покупали, думали, что все будет. Раз землю продают, значит, должны быть коммуникации»

Местные жители также недовольны качеством воды. В Талапкере у каждого «своя вода». Кроме того, питьевую воду можно приобрести возле водонапорной башни. Собеседники уверены, что качество воды настолько не соответствует норме, что люди даже болеют после ее употребления. 

«Воду какую дети пьют! Ужасная! У каждого своя скважина, но вода не предназначена к употреблению, и даже к стирке. Здесь водонапорная башня есть, многие оттуда покупают, ладно хоть недорого, но не все же могут ходить. Здесь живут и пожилые люди. Каждый год на собраниях они обещают. Аким меняется, и все то же самое. У нас в Талапкере постоянно меняются акимы. Куда смотрит власть? Что они делают? Контроля нет за ними?».


«Дети часто болеют, потому что пьют такую воду. В Талапкерской группе это тоже обсуждали. У всех стоят септики. Они уходят под землю, и тут же мы сами с другой стороны подкачиваем воду, и через фильтр это же пьем. Это вообще реально, чтобы водопровод сюда нормальный провести?

— В Воздвиженке же есть вода, рядом вода. Что тут тянуть? Оттуда возили раньше воду, а сейчас там убрали колонки. Сейчас из города возим»

Медицина/экстренная помощь 

Одна из самых главных для жизнедеятельности проблем — отсутствие доступа к скорой медицинской помощи.

«Если своего транспорта нет, очень сложно. Из Астаны «скорая» к нам приезжает до поста. Наши максимум медсестру отправят, а она ничего не может сделать. У меня ребенку год и три месяца, он еще ни разу не получил прививки». 

«Медицина вообще нужна. Вот бабушка приехала к дочке, транспорта нет. И куда я ее повезу, если что произойдет?»

«Медпункт открыли на окраине. В районе мечети. Туда даже автобусы не ходят. Чтобы сделать прививку ребенку, я шла туда пешком. Весной вообще не доберешься, там болото. Построили хорошо, красиво, но ни одного врача. Чтобы найти их, нужно звонить. Один терапевт может сидеть». 

Люди признаются, что из-за отсутствия должной медицинской помощи многие прописываются в городе. При этом, собеседники понимают, что для строительства новых школ и поликлиник в поселке должно быть прописано большее количество людей. 

«Многие прописываются в городе, чтобы пользоваться медицинскими услугами. Есть группа Талапкера, там обсуждали эту тему, чтобы все прописались. Государство же деньги выделяет от количества человек. У нас недостаточно людей. Но многих не устраивает уровен медицины, и не прописываются. Получается замкнутый круг»


По словам собеседников, отсутствие экстренной помощи привело к трагедии. При пожаре в доме погиб ребенок. 
 
«В прошлом году был пожар за нашим домом. Знаете, во сколько пожарная машина приехала? Когда крыша упала, и все сгорело. Самое страшное — ребенок сгорел. Местной «пожарки» не было. Отправили машину, но она такая маленькая. 

— У пожарных машин не бывает в машине воды. У них есть лишь техника, а в каждом районе должен быть пожарный гидрант. 
— Если что случится, в Талапкере нет пожарной! Я человек, который не знает всех нюансов. Должна быть пожарная машина и вся необходимая техника, чтобы не гибли люди.». 

«Я не знаю, ну вот в акимате люди сидят, неужели у них сердце не болит? Они же так не живут». 


Местные жители предполагают, что деньги, выделенные государством на строительство инженерных коммуникаций, попросту похитили. Конечно, никаких доказательств этому нет, однако одного экс-акима все-таки арестовали. 

«Вот аким, которого арестовали, при нем хоть какие-то изменения были видны: местами заасфальтировали дорогу, тротуары положили, остановки поставили. До этого была женщина, но мы ее даже не видели. Вот она амбулаторию перенесла на окраину, подешевле куда, и все. Мы все брошенные здесь. Никому нет дела.  
— Не пойман — не вор, но, говорят, выделяли средства и на водопровод, и на электричество, и на дороги, по государственной программе». 

Досуг

Помимо отсутствия коммуникаций, в поселке нет и досуга и развлечения для детей. 

«Из досуга для детей — ничего. Для взрослых банкетные залы есть. Магазинов хватает, но для детей ничего нет. Мои дети в город ездят. Очень устают, но хотят заниматься. У нас ни английского, ни ментальной арифметики, ни спортивных секций. Большее время занимает дорога. Днем папа на работу уезжает, и дети сами на автобусе едут в Астану»

При этом, население полностью утраивает местная школа и ее руководство. 

«Единственная проблема в школе, мне кажется, столовая. Нет горячего питания. Школой я довольна. У меня сын в седьмой класс перешел. Ни разу денег не собирали, на новый год учителя сами что-то придумывают, переодеваются. Такого сейчас нигде нет. И учителя, и директор — все нравятся. Ремонт сами делают. Здесь только казахская школа. Один ребенок на казахском здесь учится, другой учится на русском, его возим в город»

«Видите, если есть что-то хорошее — мы говорим», — весело подмечают собеседники. 

 
На вопрос журналистов, хотят ли жители Талапкера, как жители «Лесной поляны», войти в состав Астаны, собеседники уверенно ответили согласием. 

«Хотелось бы зелени побольше, чистоты, ровную дорогу, хороший свет и воду — самое необходимое. Ну, и конечно, хотим быть частью Астаны. Вот она — столица моя, любимая», — заключила собеседница. 



Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений