Невыдуманные истории. Часть 2: жители Караоткеля рассказали о своих проблемах 16 Августа 2017 в 18:34 3072 1 Фото: Dixinews.kz
В июле 2017 года редакция редакция Dixinews.kz запустила проект «Окраины Астаны», чтобы рассказать и наглядно показать — как живут жители столичных окраин, где они работают, обучаются, отдыхают и чего им не хватает для благополучного проживания.

Вооруживших фотоаппаратом, корреспондент Dixinews.kz объездила 20 поселков, расположенных близ Астаны. Особое внимание редакции оказали в поселке Караоткель Целиноградского района. Разузнав, что в населенный пункт приехали журналисты, местные активисты инициировали встречу, где подробно рассказали о проблемах поселка. 

В указанный час на встречу пришли около 10 человек — самые смелые и независимые. По словам собеседников, многие жители поселка работают на госслужбе и попросту боятся «светиться» перед журналистами. Главная тема разговора — письмо, написанное жителями поселка, в партию «Нуротан». Ни много ни мало под обращением подписались 196 человек — по представителю от одного жилого дома. Проблем оказалось так много, что мы решили разделить их по блокам, а материал — на две части. С первой частью вы можете ознакомиться здесь. Итак, по всему по-порядку: 
 

Медицина

Первая по важности проблема — доступ к первичной и скорой медицинской помощи. Местные жители рассказывают, что в Ильинку, что входит в Есильский район Астаны, «скорая помощь» прибывает, но спустя менее километра, в Целиноградский район, «скорая» не выезжает. 

«У них в Ильинке есть асфальт, зимой там ходит техника, очищает дороги. У них вывозят мусор, все цивилизованно, ходят рабочие в оранжевых халатах. Буквально километр дороги, в радиусе примерно 600 метров, начинается Целиноградский район и все — область. Ну, а на нас денег не хватает. Элементарно, когда вызываем «скорую», сразу вопрос: до Астаны 15 километров, до Малиновки (Акмол), наш район, — 30 км»

«В прошлом году у меня сын болгаркой ногу порезал, встал вопрос: везти его в город или в Малиновку (Акмол). Хорошо, что тогда «скорая» из города приехала. Это было в прошлом году. В этом году люди вызывают, и уже у них вопрос: вы откуда? Из района или из города? Потом стоит вопрос куда госпитализировать. У нас здесь и сердечники, и гипертоники. Поэтому иногда приходится говорить, что относимся к восточной Ильинке, Есильскому району. Потом только они везут в городскую больницу», — признается местная жительница. 

Условно в поселке есть местная «скорая помощь», которая при необходимости должна доставить заболевших в районный центр — село Акмол. 

«Вот, например, у меня ребенок рыгал, болел. Я позвонила, они мне сказали, что вы приезжайте, вас здесь осмотрит фельдшер и потом мы уже решим, что дальше делать. Ну вы представьте: везти восьми летнего ребенка, который болеет, рыгает, за 2,5 км — ужас какой-то. Я им говорю: зачем смотреть? Я уже конкретно говорю: у него рвота, что там смотреть? Нам либо в инфекционную, которая находится за 60 км, или в другую инфекционную, которая в 12 километров отсюда. Хотя 600 метров нас отделяет от цивилизации. Я даже не видела, чтобы они с чемоданчиком и в халате ходили. Внутри, в местном медучреждении, стены еще советской синей краской покрашены, полы деревянные. «Скорая» через два часа приехала, проверить, что с ребенком», — подхватила другая собеседница. 


По словам местных жителей в поселке проживают около 50 тысяч человек (согласно информации, предоставленной акиматом Целиноградского района население поселка Караоткель — 18 997 человек), правда большая часть — официально не зарегистрированы. Местные жители уверенны, что такая ситуация сложилась из-за безразличия местных властей. К тому же, людям выгоднее прописываться в городе, чтобы иметь доступ к городским медучреждениям и школам, а также свободно работать в Астане. 

«В восточной Ильинке есть новая поликлиника, там современное оборудование. Есть один кабинет, где принимают нас. Там сидит одна врач, настолько уставшая, что даже заведующая не может ей приказать. Она говорит: идите с ней поговорите, может быть, она возьмет. На ней «висит» не знаю сколько тысяч людей. На местной амбулатории «висит» 1800 человек, из фактических 50 000 людей. Никто не хочет туда идти, потому что там уровень — ну просто кошмар какой-то. Недавно из Малиновки заказывали скрининг. Прислали машину и дали ей два дня. Если в общем 1800 людей, то за эти два дня приняли 60 человек. И это они считают хорошим результатом», — продолжают на перебой собеседницы. 

«У них есть «скорая помощь», но она зимой не ездит. Ну потому что не может ездить зимой. Да она и сейчас не ездит. Если надо поехать в больницу, они говорят приезжайте на такси. Когда вызываешь медиков на дом, приезжают только тогда, когда поднимается очень высокая температура, например. Однажды они так ко мне приехали, и что вы думаете? «Скорая помощь» сломалась у меня во дворе. Они чинили машину у меня во дворе. Да этого никто и не скрывает — говорят, мы с машиной далеко не уедем. В том году у моего сына тоже температура была 40 градусов, я вызвала «скорую», они сказали сами приезжайте. Потом я «вышла» на сестру, которая работает в городе врачом. Попросила ее отправить нам «скорую», потому что я сама уже начала трястись. Сестра приехала со «скорой», и мы только потом поехали в больницу. И таких случаев здесь очень много. Почти в каждом доме есть такая ситуация», — поделилась женщина. 

Сложности с доступом к медицине и экстренной помощи привели к настоящей трагедии. Местные жители рассказали, что однажды медики «скорой помощи» не успели на вызов, и по приезду лишь констатировали смерть. 

«Некоторые уже не вызывают скорую, сами едут или дома лечатся. У меня хотя бы доступ в город есть, а у некоторых вообще никого в Астане нет. Один раз тоже ногу порезала, а у нас до ближайшей аптеки по кривой дороге 1,8 километров, а по ровной — четыре километра. И как назло машина сломалась. Хорошо, что сосед был дома. У меня соседу стало плохо, вызвали «скорую». Пока она к нему приехала, его уже не стало. Ему было всего лишь 45 лет. Мы сейчас подходим к такому возрасту, что каждый третий из нас, особенно мужчины, начнут умирать. И нам никто не поможет. Поэтому мы и пишем в «Нур Отан», — аргументировали свои действия жители поселка. 


Дороги и Логистика

Следующий аспект, который заметен невооруженным глазом — отсутствие асфальтированных дорог. Летом — пыль или грязь, зимой —сугробы снега на дорогах. 

«У нас зимой дороги не чистят. На некоторых улицах сугробы высотой, как машины. Люди из дворов выносят, и на дорогах ужас творится. Весной, когда все начинает таять, — все в воде. Здесь все зависит от погоды. Если быстро потеплело или, наоборот, похолодало, то это сразу же на нас отражается. Как только начинаются дожди, около моего дома припарковаться уже нельзя, потому что люди оставляют машины там, где есть нормальная дорога и идут пешком до своих домов», — уточнила собеседница. 

«Восемь лет назад начали делать эти дороги. И что вы думаете? За восемь лет — никаких изменений. Только в районе школы маленький кусочек заасфальтировали, и то, для чего? Только если детям на бордюре посидеть. Мы говорим лишь о нашей стороне, мы не молчим, мы стучим во все двери. Старая Ильинка не жалуется», — подхватила местная жительница. 


Местные жители рассказывают, что этим летом некоторые улицы поселка стали засыпать камнями и дресвой. 

«В том году полдороги сделали очень хорошо, а вторую половину просто растянули, и зимой земля замерзла. Сейчас вот по этой дороге проехать невозможно. На некоторых улицах на дорогу просто высыпали камни, и катком по ним. В некоторых районах эти камни «ушли», но во многих — остались. Мы, жители одной улицы, сложились по 25 тысяч тенге и сами сделали дорогу».

«У нас на улице дороги засыпали дресвой, а на следующий год будут воду проводить. Воду как проводить, под дорогой? Еще всю эту собранную грязную воду они берут и выливают в чистое поле. Мне даже фотографии высылали. Это кошмар какой-то. Мы от Астаны 15 км. А что там дальше происходит даже представить страшно. Положено, если машину повредил по дороге — написать иск, и они должны починить твою машину. Если мы будем каждый раз писать иск, то они разорятся. У нас еще никто не судился», — заключили собеседницы. 


Из-за отсутствия дорог в поселок курсирует только один городской маршрут, к тому же, проезжая лишь по одной улице — центральной и асфальтированной. По этой же причине добраться из Астаны до поселка на такси дешевле, чем проехаться на такси по самому населенному.

«Здесь внутри ничего не ездит. 35 автобус по асфальту проезжает по кругу, и все. Ребенка в школу отвезти можно только своим транспортом или нужно вызывать такси. Самое смешное: на такси от города, от бани «Керемет» до магазина «Арнау», расположенном на асфальтированной улице в центре поселка, 150 тенге, а от «Арнау» до микрорайонов, где в основном живут люди, — 500 тенге. От магазина «Арнау» до старого акимата — 50 тенге. У нас есть таксисты, которые за такие деньги возят. При этом такси до Ильинки — 200 тенге, спустя 600 метров — уже 500. Я как-то у одного таксиста спросила: почему так? Он говорит, что там до Ильинки дороги нормальные, а вот к нам можно ехать только за 500», —поделилась женщина. 

«Кстати, спасибо городу за автобус, который едет до Малиновки. Спасибо за пригородные автобусы. Если сломалась машина —невозможно выехать. Сейчас хоть через час, хоть через два, но можно добраться до Малиновки. Чтобы решить любые проблемы нужно ехать в Малиновку. Там и поликлиника есть, там и прописку можно сделать», — тут же подхватила другая собеседница. 

Также из-за проблем с транспортом и дорогами детям тяжело добираться до школы, а школьный автобус сейчас в поселке не предусмотрен: «Вот, например, мой ребенок учится одной школе, хотя мы находимся ближе к другой. При этом по месту проживания относимся к первой поэтому приходится ходить туда. Больше километра пешком, по бездорожью. Никаких школьных автобусов, а раньше был школьный автобус, пока строилась другая школа. Построилась школа, и все, забыли про детей, которые пешком ходят по километру пути», — заключила местная жительница. 


Помимо всего прочего, по словам активистов населенного пункта, вокруг поселка собираются строить объезную дорогу в Астану, тем самым закрыв подъезды к Караоткелю. 

«Трассу хотят сделать вокруг поселка, про нас как всегда забыли. Юго-западный обход Астаны. Они хотят закрыть дорогу возле магазина «Арнау», то есть выход в город. Нам сказали, что автобус будет заходить в Ильинку, и все, к нам не будет ездить. И как мне объяснил аким, что от каждого населенного пункта можно сделать одну или две врезки. Одна будет вход, другая выход. На 40 000 населения! Почти у каждого есть личный транспорт. Здесь магазины, к ним привозят продукты. Во-первых, пострадает малый бизнес. Во-вторых, если народ раньше в 6 утра выезжал, то сейчас в 5 утра будет выезжать. Сейчас уже в 6 часов движение, а в восемь — пробка. Это несмотря на то, что у нас сейчас несколько врезок»

«Юго-Западный обход неизвестно, когда будет, и будет ли вообще. Смысл в том, что есть очень большой риск. А вдруг он нам боком выйдет. Пока это еще не началось, никто не видел даже утвержденного проекта, только эскиз»

Также который раз люди самостоятельно собирают средства на ремонт или строительство дорог. 

«Мы же все бюджетники. Когда заходит речь о том, что нужно складываться на ремонт дорог по 70 000 тенге, у меня сразу же первая реакция: да ну, я лучше себе сапоги новые куплю. Ну нет у меня таких денег. Почему я должна складываться на общую дорогу, которую, простите, за меня должны делать местные власти?», — начала рассказ местная жительница. 


«Тут невозможно посчитать среднюю заработную плату. Техничка в школе — 20 000, ну и я в городе — 100 000, и как здесь посчитаешь? А учителя. Если в городе 80 000 тенге, то здесь 40 000 тенге Тем более, расходы у всех разные. Есть многодетные семьи. Так как мы не являемся столицей, нам разрешено держать скот. Вот это еще одна большая тема, большая проблема. Есть конечно люди, которые пасут скот нормально, но есть и другие случаи», — согласилась другая собеседница. 

«Сегодня я проснулась от ржания лошади. Мой огород загороженный, но они как-то все равно зашли, и натоптали. И так каждое лето. Когда они проходят, как будто по улице прошлись катком. Коровы тоже свободно ходят по поселку, едят из мусорки. У меня даже были фотографии, как они едят из мусорки. Потом все это продается нам, ведь мясо не стерилизуется. Это сколько людей она может отравить?», — заключила она. 

«Одно цепляет другое»

«Одно цепляет другое», — говорят местные жители. Все беды, по их мнению, из-за несоответствующего внимания местных властей, а также по причине несвоевременного реагирования на проблемы. 

«Если бы акимат побеспокоился, если бы они действительно сделали перепись, если бы они относились к нам нормально. Вот я сомневаюсь, что он тоже здесь обслуживается, что тоже проходит здесь лечение. Говорит, из района выделяют деньги, думая что в нашем селе проживают 6 000 человек. Но мы же здесь с документами, у каждого есть документы и на землю, и на жилье. Я не знаю, но нам все равно должны выделять какой-то больший бюджет. Последний раз, когда полицейские считали сколько людей здесь проживает, насчитали 40 000 людей. Как бы неофициальные данные, но собранные по переписи. Даже если посчитать в двух школах, уже сколько людей!»

Жители поселка утверждают, что самостоятельно решают все бытовые вопросы. Активисты создали общую группу в мессенджере Whatsapp. 

«Сейчас хоть люди живее стали. На каждой улице есть активисты, минимум по 2-3 человека. В группе 250 людей. Многие хотят что-то делать. Но у кого-то по финансам, у кого-то по работе не получается. Аким говорит, что делает все, что может, все, что в его руках»


Несмотря на активную гражданскую позицию населения многие инициативы и начинания упираются в тупик. 

«Объявляется субботник. Хорошо, мы вышли на субботник, а куда все это вывозить? Раньше ездили машины, которые собирали мусор. Поставили контейнеры. Мы обрадовались, начали носить туда мусор. И что вы думаете? Зимой они не смогли проехать по нашим дорогам. А люди привыкли. Начали таскать туда мусор. Потом им перестали платить, и они забрали свои контейнеры. И вот только недавно организация «Таза жол» начала нормально заниматься чисткой дорог от мусора, и забирают мусор с каждого двора. Но не знаю, смогут ли они проезжать зимой по нашим дорогам — одно цепляет другое», — жалуются местные жители. 


С занятостью работоспособного населения, утверждают собеседники, в населенном пункте тоже пробелы. Жители поселка Караоткель работаю в Астане — там и вакансий больше, и зарплаты выше: «В большинстве люди работают в другом месте. Потому что здесь работать негде: ни фабрик, ни заводов, в магазин продавцами — и все. Есть завод, который кирпичи выпускает. Мечеть частники строят»

«Тут даже у ветеринарного врача нет своего отдельного помещения. Мне нужно было собаке поставить прививку. Пришлось везти ее в район Орбиты, а Астану. Представляете, каково это, везти здоровую овчарку в ту сторону. Ладно кто держит баранов, коров, а у нас же еще собаки есть. И как нам их возить? У казахов такой менталитет, что они не берут собаку в машину. Несмотря на то, что она чистая. У ветеринара ничего нет, чтобы к нашему отвезти. Вот сейчас прививки начнутся, надо ехать, ставить им прививки. Если одна собака заболеет, то потом все остальные заражаются. Ветеринарии никакой. Скот тут ходит, кто его проверят?», — вопрошает собеседница. 

Помимо занятости и досуга взрослых, которые не очень-то и жалуются, что могут работать в столице, местных жителей больше заботит досуг и времяпрепровождение детей. 


«Тут старая база стоит, она очень большая. Не знаю, как старым акимам, но новым мы писали, вся наша улица писала. И в министерство писали, и в область писали, так как эта база нам мешает. Раньше там был коровник. Там одна, дальше вторая. Вторую оградили, так как в том районе школа. Сколько лет она уже стоит? Там одни вот каркасы стоят, плиты еле-еле висят. Конечно же, дети наши там ходят, эти плиты и каркасы могут в любой момент упасть. К тому же, на этих базах собираются неоднозначные личности, пьют там. Мы боимся за наших детей. Приезжает хозяин, вот эту базу свою смотрит и все!», — возмущенно рассказывает женщина. 

«У акима есть все наши письма, все наши жалобы. Он прекрасно об этом знает. Он даже сам диктовал, что писать. И все эти письма мы все вместе отправляли. Это частная база, но она ни туда, ни сюда. Он и сам ей не пользуется, и не продает, и не содержит. Люди вокруг уже впритык построили дома. Хоть она и загорожена, плиты висят и могут упасть. Кто за наших детей будет завтра ответственность нести? Все ждут какого-то происшествия, а что потом? Тогда уже мы сами будем стучать в двери», — продолжила свой рассказ собеседница. 


Местные жители признаются, что в последнее время местные власти хотя бы дают обратную связь, отвечают на вопросы и реагируют на жалобы. Однако сделать все-таки ничего не могут, утверждают активисты, — маленький бюджет. 

«Школе нашей несколько лет. Она новая. Школа, конечно, очень хорошая: и учителя, и завуч, и директор. За это им большое спасибо. Еще из положительного — своя земля, вечером можно спокойно выйти. Мы тут оптимисты. Некоторые не выдерживают и уезжают. Кто скорую часто вызывает, те переезжают. Мы хотим здесь жить, специально покупали земли, строились. Когда дом сам строишь — ничего роднее нет», — признались собеседники. 

«Если нас обеспечат обычными условиями, что нам позволено законодательством, нам без разницы к кому относится: к городу, к колхозу —  без разницы. Главное, чтобы мы могли спокойно заезжать и выезжать, получать своевременно медицинскую помощь и так далее. Получить современную поликлинику, нормальные дороги. Поймите, у нас нет, не было, и возможно не будет даже асфальта. 


Мы тут крошке радуемся, кто-нибудь привезет — и мы этому радуемся. Нас здесь много людей, а смотрят, как на кучку шеститысячную, это вообще возмущает. Есть понятие фактического проживания. Все в городе платят за фактическое проживание. Десять человек платят за троих, потому что там трое живет. Пусть начнут прописывать, пусть дадут нормальные условия, никто даже оспаривать не будет. Дали бы возможность учится в школе и в той (в Ильинке), или в этой ( казахская школа в поселке Караоткель). 

Вот у меня соседи самые лучшие. У нас было всякое. И пожары были, всегда друг другу помогали. Кстати, не было у нас пожарной машины, жаловались, и теперь поставили в этом году», — заключили собеседники. 

Местные власти: 

По информации акимата Целиноградского района Акмолинской области, предоставленной сетевому изданию Dixinews.kz, общая протяженность внутрипоселковых дорог поселка Караоткель — 97,3 км. Из них с асфальтовым покрытием — 6,2 км., гравийно-щебеночным покрытием — 2,7 км., грунтовым покрытием 88,4 км. Всего в селе 98 улиц.

Также местные власти сообщили, что в этом году завершается капитальный ремонт улично-дорожной сети села Караоткель. Так, выполнен текущий ремонт автомобильных дорог, и работы по содержанию внутрипоселковых дорог сельского округа Караоткель на сумму 2000,0 тысяч тенге. 

Вывозом снега и очисткой дороги зимой в поселке занимается ГКП на ПХВ «Қосшы Қуат». Официально на балансе компании числятся: два автогрейдера GR215, 4 самосвала, два МТЗ-82,1, один экскаватор, два фронтальных погрузчика LW-500, один фронтальный погрузчик 2 МЗ куб., два УАЗ-3396255, две Нива-21214 и один бульдозер. 

На территории села Караоткель твердо-бытовые отходы вывозит ТОО «Таза Жол Групп». Местные власти также уточнили, что работы по рекультивации несанкционированной свалки площадью 4,5 га в селе Караоткель проводит ТОО «Акжелкен-Д».

«Для решения вопросов образовавшихся несанкционированных свалок в рамках программы «Развитие Регионов» ежегодно выделяются бюджетные средства сельским акиматам на реализацию проектов «Ликвидация несанкционированных свалок», — заявили в акимате района. 

В населенном пункте также расположена врачебная амбулатория, в которой прием пациентов ведут терапевты или врачи общей практики. Помимо этого, разрабатывается проектно-сметная документация на строительство в селе Караоткель еще одной врачебной амбулатории. 

Также местные власти отметили, что с 2007 года в Караоткельском сельском округе установлены 20 фактов самозахвата земель под индивидуальное жилищное строительство. Контролирующие органы привлекли нарушителей к административной ответственности, однако люди могут обратиться в судебные органы для узаконения прав собственности. 



...
Айя Рахимбекова27 Августа 2017 в 00:30 село новоишимка от города 50 км. нет уже 6 лет питевой аоды. люди покупаеть рядом отделение садовая. основном в селе живут пенсионер им тяжело. рядом находиться поселок родина. там 21 век. получается от акима зависить процветание села. 21 век без питеаой воды жить. тем более возле столицы.
Ответить 0
Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений