Из Улытау в Арал: история одной экспедиции 27 Августа 2016 в 21:26 1880 Фото: Жанат Айтхожин
Под эгидой Казахстанского национального географического общества (QazaqGeo) прошла научно-исследовательская экспедиция по маршруту «Улытау-Арал», в состав которой вошли фотографы, журналисты, писатели и ученые, исследующие экосистему Аральского моря и степень его опустынивания. К экспедиции также присоединились специалисты Барсакельмесского государственного природного заповедника и сотрудники филиала Исполнительного комитета Международного фонда спасения Арала в Республике Казахстан («МФСА»). Разведанный экспедиционерами маршрут ляжет в основу туристского трека, который может быть использован всеми любителями путешествий. Dixinews.kz представляет фото-репортаж участников экспедиции Джамиле Аязбековой и Жаната Айтхожина о проделанной работе и о том, какие места нового трека стоит посетить.

4000 километров пыльных дорог от Астаны до Арала и обратно. Петроглифы Теректы Аулие, Аральск, «Кладбище Кораблей», Кокаральская плотина, поселение Арал-Асар, мавзолей Кердери, заповедник Барсакельмес, городище Жанкент, космодром Байконур, комплекс Коркыт-Ата, долина реки Калмаккырган – вот неполный перечень мест, которые лежат на нашем пути. Эти места отмечены точками на карте руководителя экспедиции Саулета Сакенова. Главная задача для команды QazaqGeo — создание туристского маршрута, связывающего центральную часть страны через Улытауский регион с Аральским морем.

Руководитель экспедиции Саулет Сакенов: — Мы влюблены в наш край. Мы хотим, чтобы и другие увидели красоту казахстанской природы и памятников культуры. Многие даже не знают о существовании этих объектов. Наша задача – популяризировать внутренний туризм, который страдает сейчас как из-за неразвитой инфраструктуры, так и из-за неинформированности потенциальных туристов. Уверены, что наша экспедиция станет отправной точкой для начала новых исследований и открытий.

Почему Арал?

Северная часть Аральского моря возрождается, в то время как Южная продолжает мелеть. Эти данные подтверждают съемки спутников Национального управления по воздухоплаванию и исследованию космического пространства США («NASA») и Национальной компании «Қазақстан Ғарыш Сапары». Однако вопрос о том, как быстрые изменения размеров Аральского моря сказываются на его внутренней экосистеме, пока остается без ответа. Казахстанское национальное географическое общество и Назарбаев Университет объединили усилия, чтобы провести первое предварительное исследование биоразнообразия водных микроорганизмов для оценки качества воды и темпов восстановления Малого Арала. Отслеживание изменений позволят ученым сделать дальнейшие выводы о состоянии экосистемы Аральского моря.

По пути к команде QazaqGeo также присоединяются сотрудники Национальной компании Қазақстан Ғарыш Сапары и школы Engineering Назарбаев Университета, которые с помощью GPS координат будут фиксировать координаты контрольных точек объектов для их привязки к данным спутникового зондирования. С помощью этих измерений ученые планируют отслеживать процессы опустынивания в районе Аральского моря, а также проводить другие исследования.

У каждого члена команды есть своя задача. Нашу команду ведут опытные путешественники, знающие, как доставить экспедицию к местам исследований. Начинается путь.

Разваливающаяся местами трасса, кое-где сужающаяся до одной колеи, а где-то переходящая в широкий путь, течет, как речка, по которой мы, герои-джипперы, пускаемся в первый сплав. На закате, сквозь толщи пыли, высвечивающейся в малиновом мареве, добираемся до места первой ночевки — легендарного археологического комплекса Теректы Аулие.

Историко-археологический комплекс Теректы Аулие находится на расстоянии 90 км от города Жезказган и в 20 км к северо-западу от станции Теректы Карагандинской области. Здесь находятся стоянки неолита, энеолита, поселение и некрополи эпохи бронзы, курганы раннежелезного века, мазары IX, ХVІІ-ХVIII веков, шахтные колодцы, останки штолен по добыче полудрагоценных металлов и древние захоронения. Однако самый известный памятник, которым знаменито урочище — это его древние петроглифы.


Галерея петроглифов расположена на вершинах трех гранитных сопок, тянущихся цепочкой с запада на восток. На этих камнях мастера древности оставили для нас зашифрованные послания. Некоторые из них выбиты на каменной плите на верхушке сопки, другие же впечатаны в ее монолитный блок. Среди изображений на скалах Теректы Аулие чаще всего встречаются лошади, реже – верблюды, быки, собаки, олени, змеи, архары и козлы. Здесь же представлены изображения 12 козлов, расположенных друг за другом по спирали, а также образы кошачьего хищника, пароконных колесниц и загадочных солярных знаков. Многочисленные паломники проходят здесь несколько обрядов «очищения», как «обыденных» – вроде омовения лица целительной водой из источника и чтения молитвы – так и тех, что указывают на синтез языческих культов с мусульманскими традициями.

Как описывает исследователь М.Бедельбаева, к таким обрядам относятся передвижение по священной тропе в гранитных скалах; горизонтальное семикратное вращение по поверхности плиты; прохождение узкой расщелины среди камней; забрасывание камня через левое плечо, стоя спиной к колодцу; и, наконец, принесение жертвы — животного, платка или куска ткани с завязанными в узелок деньгами. Кем были люди, оставившие здесь таинственные знаки, и для чего они выписали их здесь, останется для нас загадкой. Ясно только одно: древние художники верили в магическую силу изображения. И эта вера передастся любому, кто посетит священные сопки Теректы Аулие.

Маршрут по Улытаускому району выбран не случайно. Места культурных памятников находятся в относительной близости от строящейся автомагистрали «Западная Европа-Западный Китай», а также новой железнодорожной ветки «Жезказган — Бозой». Когда строительство автомагистрали будет закончено, добираться до Улытау станет удобнее, а значит — туризм этого края ждет новая веха развития. Проезжаем через Жезказган, чтобы закупить продукты и вновь заполнить баки бензином. Асфальт то появляется, то уступает место многочисленным траншеям, «качелькам», «трамплинам» и даже «кочкоямам».


По новому грейдеру, проложенному вдоль железной дороги, едем в сторону Аральска. Для многих участников экспедиции это новая часть дороги. Местность постепенно меняется. На смену ковыльным степям приходят пески. Приятно удивляет качество новой железной дороги: удобные разъезды и станции, опоры связи и освещение, мосты и переправы. Встреченные по пути немногочисленные путники — грузовики и обслуживающие железную дорогу автомобили – здороваются, подняв в приветствии руку, а машинисты поездов провожают нас приветственным гудком. Ближе к обеду выезжаем на асфальтированную трассу, которая ведет к Аральску.

На входе в город Аральск нас приветствуют необычные квадратные светофоры и здания, хранящие увядающую красоту советской архитектурной мысли. Асфальт при движении издает посвистывающий звук, так что кажется, что все проезжающие по нему машины участвуют в кольцевых гонках. Наряду со старыми линиями электропередач встречаем современные светодиодные осветительные опоры. Свежий асфальт соседствует с песчаной дорогой. А еще город Аральск — «Мекка» для туристов; здесь огромное количество иностранцев, путешествующих на причудливых авто. При всем уюте этого города, на него будто наложена печать боли и печали. Впечатления создают пеструю, мозаичную картину, – возможно, результат несколько разрозненной и не всегда скоординированной помощи многочисленных национальных и международных фондов, действующих в этом районе.


Мы выезжаем из города в сторону моря, которое еще не так давно находилось в его черте. Именно здесь, в песках отступившего Арала, начинается история одной из крупнейших экологических катастроф прошлого столетия. Когда-то реки заполнили котловину и положили начало существованию Аральскому морю. Первой к Аралу подобралась Сырдарья. Затем Амударья, которая раньше текла к Каспию, повернула русло и начала заполнять Хорезмско-Арало-Сарыкамышскую котловину. Так возник большой водоем, который впоследствии стали называть морем. За время своего существования Аральское море несколько раз изменяло свои границы.

Начиная с 1961 года, в результате забора воды на сельскохозяйственные нужды, море начало стремительно мелеть. Каждый год уровень воды уменьшался в среднем на 20 см. Вместе с водой исчезала фауна, подверглись эрозии устья рек, стал меняться климат. В 1989 году море распалось на два изолированных водоема — Малый (Северный) и Большой (Южный) Арал. Большой Арал, в свою очередь, разделился на восточную и западную части.

В 2014 году спутниковые снимки NASA показали, что восточная часть Большого Арала полностью высохла. Когда в 2005 году у пролива Берга была построена Кокаральская дамба, предотвращающая утечку воды реки Сырдарьи в пустыню, многие не верили, что судьба Малого Арала может избежать участи южного водоема. Но дамба заработала, уровень воды стал подниматься, и новости о том, что рыбаки вновь начали удить рыбу, стали возвращать людям надежду.


Мы начинаем свое путешествие по Малому Аралу с артезианского источника, носящего в народе название «Ыстық Су». Здесь мы встречаемся с директором филиала Исполнительного комитета Международного фонда спасения Арала в Республике Казахстан Бекниязом Болатом Кабыкенулы.

Руководитель лаборатории флуоресцентных методов Центра наук о жизни National Laboratory Astana Дмитрий Малашенков: — Исследование экосистемы Аральского моря начинается с изучения фитопланктона. Фитопланктон – это основа кормовой базы для ихтиофауны, от которой зависит жизнь экосистемы Аральского моря. Эти организмы живут в толще воды. Ими питается зоопланктон, которым, в свою очередь, питаются мальки рыб. Сейчас мы исследуем видовой состав фитопланктона, а также факторы среды, в которых он обитает.

Проблемы экологии и последствия экологической катастрофы Арала на жизнь людей волнуют не только местных жителей. В 2014 году британская рок-группа Pink Floyd сняла клип на песню «Louder Than Words», действие в котором происходит на берегу казахстанской части Аральского моря. Мы заезжаем на так называемое «Кладбище кораблей», чтобы сфотографировать эти памятники истории.



Следующая остановка на нашем пути – государственный природный заповедник Барсакельмес.

Заповедник состоит из двух кластерных участков: островов Барсакельмес и Каскакулан, а также осушенного между ними дна Аральского моря, — рассказывает директор государственного природного заповедника Барсакельмес Алимбетова Зауреш Жансултанкызы. — Сейчас на острове Барсакельмес не пасутся животные. Часть из них перевезли в природный парк Алтын-Емель. Оставшиеся животные — сайгаки, куланы, джейраны — обитают на соседнем острове Каскакулан. Под охраной заповедника находятся около 500 куланов, 100 джейранов и сайгаков. В годы, когда море было полноводным, их в Барсакельмесе были тысячи.

С этим природным заповедником связано множество легенд. Согласно одной из них, когда-то одна семья пришла сюда по льду, привлеченная богатой кормовой базой. Не заметив паводков и ледосхода, они погибли, захлебнувшись в талой воде. По другой версии, люди добрались до острова, но остались без воды и еды и вскоре погибли от истощения. Вторая легенда гласит, что название острова связано с историей рыбаков, которые в погоне за многочисленными косяками рыб не замечали острых выступов чинков и разбивались о прибрежные скалы вместе со своими шхунами. Устав от бесследных поисков, их семьи нарекли остров «Барсакельмес», что означает «пойдешь — не вернешься». Не случайно, видимо, что именно здесь у нас происходит крупный инциндент с задымлением и последующим пожаром одной из машин. Оперативно устранив возгорание, мы выезжаем из заповедника, невольно проникаясь мыслью о том, что Барсакельмес все же оправдывает свое название.


Мы останавливаемся ночевать в черте крепости древней столицы огузов, городища Жанкент. Примечательно, что когда-то огузы перенесли сюда новую резиденцию огузских предводителей. Как пишет исследователь С.Агаджанов, старый центр помещался на картах Идриси в районе между западными отрогами Тянь-Шаня и Сырдарьинскими Каратау. Жанкент лежал на караванном пути через кимакские степи и соединялся с торговыми путями, ведшими в Сыгнак и на Южный Урал. Наутро мы осматриваем места археологических раскопок Жанкента. Среди развалин древнего городища находим череп.


Следующая остановка – город Байконур. Изначально планировалось, что мы увидим взлет ракеты с космодрома «Байконур», но из-за передвижения сроков взлета посмотреть на это событие не удалось. Однако нам повезло попасть в сам город. Именно здесь разделяются границы Республики Казахстан и Российской Федерации. На казахстанской стороне мелькают вывески рекламы ЭКСПО-2017, объявления о концерте Айкына, недалеко от поста виднеется мечеть. По ту сторону КПП мы окунаемся в совершенно иную атмосферу: сталинская и хрущевская архитектура, советские памятники, будто законсервированные во времени. Мы выезжаем из города, загадав для себя в следующий раз увидеть взлет ракеты с космодрома «Байконур».



Новое место назначения – отреставрированный мемориальный комплекс «Коркыт-Ата», готовый к принятию гостей ЭКСПО-2017. Здесь находится уникальный памятник степному органу — кобызу. Дуновение ветра извлекает из потолочных труб мелодию, звук которой очень напоминает кобыз. Комплекс с высоты птичьего полета также имеет форму этого древнего инструмента. Пообедав в близлежащем ауле, выезжаем вновь на степную дорогу, что выводит нас на древний караванный путь. По пути за два дня нами осматриваются четыре пикета, где уставшие путники меняли лошадей после долгой дороги.



В этот день мы ночуем недалеко от красивейшей местности Кызыл Кия. На десятый день мы посещаем последнюю значимую остановку нашей экспедиции — урочище Калмак-Кырган возле отрогов гор Улытау. Историки высказывают разные мнения относительно места проведения знаменитой Булантинской битвы, произошедшей в этих краях, во время которой казахские рода трех жузов оказали организованное сопротивление джунгарам. Однако именно с этой судьбоносной битвы начинается полоса побед казахских полководцев XVIII века.

Час назад температура показывала около сорока градусов, а сейчас она упала до восемнадцати. Моросит мелкий дождик, и от земли и трав идет сильный запах полыни. Даже на тех, кто не знаком с историей Казахстана, атмосфера Калмак-Кырган оказывает сильное впечатление. По всему пути вдоль камышовой реки нас преследует запах степных трав и смутное ощущение неутраченной коллективной памяти. Обогнув гряду холмов, дорога выводит нас к броду. Год назад здесь спокойно проезжали члены предыдущей экспедиции QazaqGeo. Сегодня же, для того, чтобы преодолеть реку, надо построить каменную колею, через которую машины смогут пройти. Для преодоления брода члены команды разбредаются в поисках камней по холмам. Когда колея готова, все боевые машины проходят по проложенным камням под всеобщее ликование.



В этот день мы впервые засиживаемся у костра до четырех утра. Начинается обратный отчет дороги – Саксаульский грейдер, Жезказган, Караганда, Астана. Поздно ночью мы оказываемся в Караганде. День двенадцатый. Переночевав дома у приютившего нас члена команды из Караганды Вячеслава Тюхтина, наш кортеж выдвигается в столицу. Около двенадцати мы прибываем на конечную остановку —Технопарк Назарбаев Университета.

P.S.: Через призму нового опыта город видится теперь совершенно другими глазами. Долгие ночи составления отчетов, заключений и проведений исследования ждут впереди. А пока — долгожданный отдых.

Команда Казахстанского национального географического общества благодарит за участие всех членов экспедиции: Саулета Сакенова, Виталия Шуптара, Елену Ким, Асхата Бекжанова, Каната и Адилета Сагнаевых, Махаббат Нугербекову, Каната Самарханова, Назым Тулегенову, Жанар Шураеву, Алмаса Джаксылыкова, Жаната Айтхожина, Вячеслава Тюхтина, Дмитрия Скребнева, Джамиле Аязбекову, Андрея Мироненко, Евгения Волкова, Сергея Сартакова, Лидию Субботину, Максата Тулегенова, Алмаса Сакенова, Веронику Дашкову, Дмитрия Малашенкова, Наталью Бартеневу, Жанет Турарбекову, Евгения Ермолёнок, Зален Мухамедьярову, Мейрама Нуртазина, Исмаилжана Иминова, Айдара Искакова.

Автор текста: Джамиле Аязбекова
Фото: Жанат Айтхожин.


Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений