Жизнь после войны. История четвертая 06 Июня 2015 в 06:17 820

Где трава от росы и от крови сырая, где зрачки пулеметов свирепо глядят,
В полный рост, над окопом переднего края, поднялся победитель-солдат.

Михаил Петрович Кочетков родился 15 ноября 1924 года в селе Семеновка Акмолинской области. Когда ему было шесть лет, его семья, в которой было четверо детей, уехала в Кургальджинский район. Отец работал гуртоправом, а мать дояркой. Летом началась эпидемия «сибирской язвы», после которой умерли друг за другом младшие брат и сестра. В этот момент отец решил переехать в Акмолинск. Так, с 1930 года и по сей день Михаил Петрович живет здесь.

Учился я в школе №3. Проучившись до 8 класса, в 1942 году, я был призван в армию. Поскольку я был несовершеннолетним, меня направили в Подольское артиллеристское училище. Когда я окончил училище в звании младшего лейтенанта, меня направили на Западный фронт. Потом вместе с дивизией перебросили на Калининский фронт.

На Калининском фронте, как оказалось, мы воевали вместе с Маншук Маметовой (первая казахская женщина – Герой СССР – прим. Dixinews.kz). Правда, мы были в разных воинских подразделениях. Перед нами стояла задача взять город Невель. Город этот мы этот не взяли, потому что у немцев была сильная оборона. Мы не могли ее одолеть, и в итоге я благополучно вернулся с этого фронта, а наша землячка погибла.

С Калининского фронта нас перебросили на третий Белорусский фронт. На этом фронте я освобождал Витебск, Полоцк. Позже нас перебросили на первый Прибалтийский фронт. Здесь брали Ригу, Шауляй, Кенигсберг. Под конец войны, 7 мая 1945 года, десантом форсировал залив Фриш-Гаф, высадился десантом на косу Фриш-Нерунг в составе стрелкового батальона.

Перед нами была поставлена задача взять санаторий Клайбер. К исходу дня мы его взяли, вышли за санаторий и заняли оборону. Ночью хорошенько искупал нас дождик, обмыл всю эту фронтовую пыль, и утром 8 мая 45-ого года стояла мертвая тишина. Немцы не стреляли, и мы не стреляли. Такого обычно не бывало. Если немцы не стреляют, мы уже знали, что они готовятся к атаке, а тут тишина: никого, ничего.

Так тишина прошла до обеда. Мы там просидели в траншее, и никто ничего не говорит. Но потом со штаба пришли 2 офицера и говорят: «Все, вылезайте из траншеи, Германия капитулировала, война закончилась». Вы думаете, кто-нибудь вышел? Никто не вышел.

Они говорят: «Ну, что вы смотрите на нас, не вылезаете, видите, мы стоим, по нам же не стреляют. Когда так было, чтоб мы стояли и по нам не стреляли? Давно бы уже убили. А так нет ни одного выстрела. Выходите, война закончилась». Вот только после такого убеждения все вышли.

Вначале каждый по-разному встречал Победу, кто-то плакал, кто-то радовался. Но я как казахстанец вел себя спокойно: родители мои были здесь, отец тоже вернулся с фронта, братишка маленький, семья, как, говорится целая. Другие клятву давали, что сколько будут жить, столько немцев будут уничтожать. Особенно те, у кого территория была под оккупацией, то отца угнали, то брата пристрелили. Те клялись мстить.

А потом сразу все замолчали. Потому что у каменной стены лежали 10-15 убитых, укрытые плащ-палаткой. И все повернулись к ним, стояли и молча на них смотрели. Вчерашних солдат, которые были рядом, с нами уже нет.

После нас обратно посадили на кораблик, перевезли на материк, дальше на машинах прибыли в город Инстербург. Боевой листок, портрет Сталина, «9 мая считать Днем победы».

Вот так я прошел Великую Отечественную войну.

О наградах, ранениях и встрече с земляком

За время войны я был награжден медалями и орденами. К примеру, медаль За взятие Кенигсберга, За победу над Германией, За освобождение Белоруссии, орден Красной звезды, орден Отечественной войны II степени, Орден Отечественной войны I степени, Знак почетного железнодорожника Казахстана, Почетный ветеран железнодорожного транспорта Российской Федерации.

Во время войны я был четыре раза ранен: три сквозных пулевых и осколочное ранение. С двумя ранениями я был дважды на краю между жизнь и смертью.

Первое сквозное пулевое ранение я получил в левую грудь. И когда я прибыл в полевой госпиталь, со мной произошел один случай. Вдруг на груди сзади появился зуд. Я палатной сестре говорю: «Шура, ты, пожалуйста, разбинтуй мне грудь, посмотри, что там». Когда она разбинтовала, то увидела огромных вшей, прицепившихся к ране: «Ой, Миша, тут такие вши у тебя». И, видимо, они занесли инфекцию. У меня начался столбняк: поднялась температура, в итоге я потерял сознание.

Сестра знает, что со мной случилось, знает, как мне помочь, но не может оказать эту помощь, так как не было лекарств и связи, чтобы позвонить в центр. И вот, на мое счастье, в это время заходит наш земляк, казах. Он тоже был раненый, находился в оздоровительной команде при госпитале. В обязанности ему поручили везти больных. Расскажу, как мы с ним познакомились.

Я лежал в палате, где были несколько каракалпаков и узбек. Вдруг сестра приносит газету и подает им читать. А они говорят: нет, мы не будем, мы не грамотные. Я говорю: «Шура, дай мне эту газету». Она мне отвечает: «Миша, тут не на русском языке, ты ничего не поймешь». Я говорю: «Ну дай хоть просто посмотрю». Она дала мне газеты, и что ты думаешь? Газета была на казахском языке. Это был первый прибалтийский фронт. А я же когда в ауле жил, наша семья была единственной русской семьей. Отец у меня хорошо владел казахским языком. Я игрался вместе с детьми и быстро освоил казахский язык. Мать у меня была украинкой и всегда ругала, говорила отцу, что я забуду русский язык. Зимой мы жили с казахами в одной избушке, а летом ставили юрту. А когда уже учился в школе, то я был самым лучшим учеником по казахскому языку.

И вот, когда она мне показала газету, я говорю: «Мен казакшабилемин. Казирайтамын». И тогда узбеки в палате удивились: «Так ты на узбекском можешь говорить?» Я говорю: «Нет».

И я им стал читать. Сестра после этого говорит: «Миша, ты кто по национальности?» Говорю: «Я русский». - «Ой, что ты врешь. Ты признайся, я все равно тебе лечить буду. Откуда ты тогда знаешь их язык, они тебя понимают? Какой же ты русский?» А больница была Ленинградской, 733 полевой госпиталь.

Потом, когда зашел тот казах, медсестра сказала ему: «Слушай, тут в палате лежит больной. Он даже на тебя чем-то похож. Говорит, что он русский, но, по-моему, обманывает меня, он не русский, а не хочет признаться». «А откуда он?», - спросил тот парень. – «Говорит, что из Казахстана».

Так мы с ним и познакомились. Он оказался с Петропавловска, я с Акмолинска. На фронте, когда встречаешь земляков, становитесь как два родных брата. И он тогда каждый день приход меня навещать.

Когда я сильно заболел, он пришел, и сестра попросила повезти меня в центр, иначе умру. Он меня взял на руки, как ребенка, и понес к телеге. Это был декабрь 43-года. «Гони быстрее, как можно быстрее, - сказала ему сестра, - иначе он умрет». Хоть и климат был мягким, она рассказывала, меня так бросало в телеге, что едва успевала меня схватывать и подтягивать.

До центра когда доехали, они помогли мне сесть, и я пошел, как ничего со мной не бывало. Дышу, нормально себя чувствую. Завели в госпиталь. Врач посмотрел на медсестру и закричал: «Ты чего сюда его привезла?» Два солдата с двух сторон держали мои руки, потому что сильно боялся уколов. И когда теперь меня спрашивают, кто тебя спас, я говорю: мой земляк с Петропавловска. Врачи рассказывают мне, что если б не он, я бы умер. Оказывается, у меня уже закрывались легкие, но когда меня уже протрясло на кочках, легкие начали работать, и я остался в живых.

Второе ранение было тоже тяжелым. Такую страшную боль я не испытывал никогда. Я скрутился, упал и потерял сознание. Когда глаза открыл, стояли 3 немца в 50 метрах от меня и смотрели в мою сторону.

Я страшно боялся плена. Увидев этих немцев, я опять потерял сознание. Сколько пролежал там, не знаю, но когда открыл глаза, немцев уже не было, стрельбы не было, все было тихо. И тогда принял решение: надо уходить, иначе в плен. И я благополучно ушел, дошел до санроты.

В санроте я получил лечение, дальше меня отправили на полевое. Спасло меня то, что я терял сознание и у меня не было признаков жизни.

Когда я приехал в дивизию, меня направили на западный фронт. Вышли на исходную позицию. Командир батальона сказал мне следить за огневой позицией немцев. Смотрю, пехота наша пошла, свободно подошла к деревне. Я вызвал своих, подцепил пушки и тоже в село, проехал его, за селом посадка. Обустроились. Ни с того, ни с сего пехота начала отступать, из-за бугра появляются немцы. Я говорю, начинаем огонь. Одной пушкой стреляем, думаю, почему вторая молчит?

Повернулся, а у второй пушки никого нет. Солдаты струсили и отступили. Прибежал к орудию, а на пушке прицела нет, сняли. Потом начал стрелять по нижней производящей. В итоге все немцы, которые вышли контратаковать, все были убиты.

Я иду и плачу. Командир пулеметной роты спрашивает: «Ты чего плачешь»? Я говорю, сняли прицел и убежали. Он достал железную солдатскую фляжку и наливает мне водку. Я говорю, что не пью. А он: «Выпей, легче станет». Это был первый раз, когда я выпил.

В военных фильмах показывают солдат в касках. Мы никогда не надевали каску. Она не спасала человеку голову, хоть и была железной, но осколок, а еще хуже пуля пробивала голову. Каски бросали, или в котелки превращали.

О мирной жизни

В 1946 году я демобилизовался. До этого два раза выходил в отпуск. Женился я на девушке, с которой учился в одной школе. Приехав в первый раз в отпуск, я встретился с ней. Ходили на «танцульки». А когда уже второй раз приехал, говорю, давай поедем в Германию.

Она мне отвечает: «Я не понимаю, когда ты всерьез говоришь, а когда шутишь». Я говорю: «Ну, пойдем в ЗАГС» - «Ты правду говоришь?» Так и зарегистрировались. Сели с ней - и в Германию.

Приехав с демобилизации, я начал работать в Акмолинском Депо кочегаром, потом перешел в отделение дороги, дальше в управление дороги, стала организовываться Казахская железная дорога, там дали квартиру...

Но на этом история Михаила Петровича не заканчивается: он смог построить большую дружную интернациональную семью. У него есть дочь, три внучки и пять правнуков. Редакция Dixinews.kz благодарит Михаила Петровича за интересный рассказ о его героической судьбе и желает крепкого здоровья. 



Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений