А. Аксютиц: "Я "хиппи" среди руководителей казахстанских СМИ" 18 Февраля 2015 в 14:41 3891

Сегодня стало известно, что свой пост покинул директор круглосуточного новостного телеканала "24KZ" Александр Аксютиц. Новым руководителем "24KZ " стал Арман Сейтмамыт - он ранее занимал должность шеф-редактора телеканала. Наша редакция публикует архивное интервью с Александром Аксютицем: о его жизни, о работе, о планах.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------Сегодня героем нашей рубрики стал директор республиканского телеканала 24KZ. Успешный журналист, в юношестве мечтающий быть барменом, руководитель государственного СМИ, ненавидящий костюмы и галстуки. Строгий снаружи, но очень творческий внутри - Александр Аксютиц.

DX: Вы являетесь "отцом" телеканала 24KZ, вы были у самых истоков и знаете всю "кухню" изнутри. Скажите, каково это, создавать новый телеканал? С какими трудностями вам пришлось столкнуться?

А.А: Представьте, когда мы сюда приехали, это был апрель 2012 года, здесь вообще ничего не было. Кругом была только пыль, много турецких строителей, ни одного рабочего компьютера. И вот в таких условиях нам дали установку выйти в прямой эфир уже через три месяца. Это было, конечно, страшно (смеется). Сегодня 24KZ - это один из крупнейших казахстанских телеканалов, на котором трудятся более трехсот человек.

Показательный случай произошел прошлым летом, когда в медиа-центре случился пожар. Приехавшие пожарные службы экстренно эвакуировали всех людей из здания, и наш эфир оказался под угрозой. Я, будучи директором, отвечающим за все происходящее на канале, решил во что бы то ни стало "спасать" новости. Во время эвакуации я спрятался в эфирной комнате, чтобы пожарные меня не нашли. И вот в таком экстремальном состоянии мы два часа выходили с новостями и ни разу не прервались. У меня была мысль устроить шоу, как ведущие выходят в эфир из горящего здания, но, осознавая опасность для моих ведущих, оставил эту идею, так как жизнь людей намного важнее и дороже любого эфира.

DX: По прошествии времени чего вы уже достигли, чем уже можно гордиться?

А.А: Пока гордиться особенно нечем, мы еще совсем маленькие, нам всего полтора года. Изначально идея создания полноценного новостного телеканала принадлежит нашему Президенту, потому что простых каналов у нас много, а именно новостных – ни одного. Эту ответственную миссию поручили нашему АО "Хабар". После поручения Главы государства меня вызвали к руководству и, объяснив задачу, поставили сроки. Так все и началось. Я могу сказать, что сейчас 24KZ находится на стадии становления.

В этом году мы планируем расширить сеть наших корпунктов в регионах, уже приобретена вся необходимая техника. Мы постараемся всецело восполнить существующие пробелы, в частности, мы начнем прямое вещание, «лайфы» с места событий, из любой точки Казахстана – это то, чего нам так не хватало. Следующим этапом станет открытие корсети за границей, это планы 2015 года. Мы ставим себе цель открыть представительства нашего канала в 10 ключевых регионах мира, чтобы полностью покрывать новости собственным контентом. Сейчас мы берем новости у Reuters, Euronews, APTN, скоро подпишем договор с Russia Today, но все равно каждое СМИ преподносит новости по своему, а нам бы хотелось освещать и видеть все важные международные события "своими глазами".

DX: Одной из важных статей дохода любого телеканала является реклама. На вашем телеканале ее нет. Объясните, почему?

А.А: Перед нами не ставили задачи зарабатывать деньги, потому что новостной канал не может зарабатывать деньги. Реклама у нас есть, но за рекламодателями мы не гоняемся. В эфире она достаточно опосредованная и ненавязчивая.

DX: Будучи первым республиканским новостным телеканалом, наверняка у вас высокие требования к своим сотрудникам. Расскажите о своих критериях при отборе. Принимаете ли вы на работу малоопытных журналистов, студентов? Как вы относитесь к поддержке молодых специалистов? Опишите качественный состав телеканала.

А.А: Я могу смело сказать, что 24KZ - это школа и кузница молодого поколения казахстанских журналистов. Мы принимаем на работу молодых ребят, у многих из них нет опыта работы, но есть огромное желание учиться ремеслу и становиться профессионалами. Мне, как руководителю, очень важно видеть в глазах журналиста огонь, рвение и желание работать. У человека может быть несколько дипломов о высшем образовании, но при этом он будет допускать элементарные грамматические ошибки. Был у меня такой случай, когда журналист написал слово "аппазиция", с такими, конечно, мы вынуждены прощаться. Журналистика - это не наука, это скорее ремесло, обучиться которому можно только в процессе. К сожалению, в университетах этому не учат.

DX: Как известно, 24KZ был создан по аналогу телеканалов Россия 24 и Euronews. Часто ли вы, скажем так, перенимаете их опыт и привносите в свою работу сегодня?

А.А: Да, конечно. Так как формат круглосуточного вещания у нас похож и на Россию 24, и на Euronews, я всегда обращаю внимание на то, что делают наши коллеги в других странах, так как у них больше опыта в этом направлении. В первую очередь это касается внешнего оформления, инфографики, мы и сами постоянно придумываем что-то новое, чтобы зрителю всегда было интересно смотреть нас.

DX: В новостных выпусках вашего телеканала нередко появляются критические материалы на самые различные темы - от политики до социальных проблем. Являясь государственным СМИ, не приходится ли вам сталкиваться с силами "сверху"? Другими словами, не оказывают ли на вас и ваших сотрудников давление после выпуска критикующих сюжетов? Как вы с этим боретесь?

А.А: А почему госСМИ не должны показывать критику? Мы должны давать объективную картину дня. Еще на нашем открытии нынешний министр культуры Мухтар Кул-Мухаммед четко обозначил наши задачи: рассказывать, что, где, когда, почему, и при этом всегда показывать две стороны той или иной проблемы. Такой подход к делу и называется нормальной журналистской работой.

Конечно, иногда мы сталкиваемся и с непониманием. К примеру, недавно у нас случился конфликт с акиматом Северо-Казахстанской области, который ополчился на нас за то, что мы выдали в эфир то, как аким показательно раздал людям ключи от квартир, а после отъезда съемочной группы ключи забрали, и квартиры снова закрыли. Спустя месяц после этого инцидента наши журналисты снова приехали туда и сделали материал о пустующих полуразрушенных квартирах. Аким за это на нас страшно обиделся и теперь всячески пытается нам "отомстить". Мы, в свою очередь, относимся к этому с пониманием, ведь, увы, не каждому нравится критика.

DX: Говоря о критике и "смелых" материалах. Читая ваш твиттер, можно обратить внимание на то, что вы сами часто критикуете власть и события, происходящие в стране. Не мешает ли это вам и вашей карьере в госСМИ?

А.А: У чиновников есть такое ошибочное понятие, что государственное СМИ должно защищать только чиновников. И когда я с этим сталкиваюсь, я им всегда объясняю, что государство - это не только чиновники, государство - это в первую очередь простые люди, все наши 17 миллионов казахстанцев. И когда они начинают говорить мне о том, что мы выступаем против государственной политики – это глупость. Но я уверен, что мы все это изживем, потому что опыт показывает, что со временем чиновники начинают привыкать к критике и нормально к ней относиться.

Я считаю, что ко всему нужно относиться с пониманием. Я не из тех людей, которые мечтают сделать себе карьеру чиновника. Я, в первую очередь, журналист, я им был и буду, просто сейчас мне довелось стать руководителем канала, но это не является целью моей жизни, для меня журналистика превыше всего.

DX: Скажите, а как в Казахстане относятся к новостям?

А.А: У нас народ аполитичный. У наших людей есть старая советская традиция по вечерам включать программу "Время". Новости смотрят в основном такие люди, у которых к этому есть привычка – чаще всего это люди пожилого возраста. Еще одна категория - люди в офисах, скажем так, менеджмент среднего звена. По долгу службы я часто посещаю различные государственные органы и наблюдаю, что в кабинетах включен 24KZ без звука. Люди занимаются своими рабочими делами, при этом параллельно поглядывают на телевизор, следят за происходящими событиями, читают бегущую новостную строку. Такой формат очень удобен для людей с таким образом жизни и графиком работы.

Но тут есть и обратная сторона. Нас не смотрит основной класс телевизионной аудитории, это домохозяйки. К примеру, моя мама не смотрит 24KZ, ей это неинтересно. Она больше предпочитает сериалы, шоу, телепередачи, Малахова.

DX: А как по-вашему, чего на сегодняшний день не хватает отечественному ТВ?

А.А: На казахстанском телевидении существует один большой пробел – это новости спорта. Вы же знаете, что спорт - это всегда рейтинговая продукция. За все то время, что мы выходим в эфир, ко мне поступило порядка 30 предложений о спортивных новостях, но, к сожалению, пока ни одна компания не смогла предоставить качественный и одновременно интересный продукт, прям беда какая-то…

DX: Ваше личное мнение о казахстанской журналистике как профессионала и как гражданина?

А.А: Как профессионал могу сказать, что, к сожалению, она в очень печальном состоянии. У нас была хорошая советская школа, когда знания, традиции, профессиональные требования передавались из поколения в поколение. Когда распался СССР, к сожалению, старшее поколение ушло, почти ничего не оставив молодому поколению. Из-за этого мы очень страшно "провисли". Ведь это ужасно, когда журналист, имея высшее образование, приходит работать и даже не может грамотно писать, не то чтобы выстраивать интересные словесные обороты, человек просто безграмотный. А теперь представьте бедного телезрителя.

DX: А как вы поступаете со своими журналистами, когда они совершают грубые ошибки?

А.А: У нас бывают разные инциденты и разные ошибки, приходится наказывать людей, в основном это неопытная молодежь. Я могу несколько раз наказать, но если человек безнадежен, нам приходится с ним расставаться. У нас большая текучка кадров, кто-то от нас убегает сам, потому что у нас маленькие зарплаты и очень много работы, кого-то мы вынуждены увольнять, и не всегда это касается молодежи. Журналист, он как пластилин, иногда проще слепить самому, нежели получать что-то, слепленное кем-то другим. Бывали такие случаи, когда мы расставались с вроде бы опытными людьми, возомнившими себя профессионалами, но таковыми не являющимися. Они не воспринимают критику, но при этом они не учатся ничему новому, не развиваются и из раза в раз допускают какие-то ляпы. У нас в стране большой дефицит кадров, нам не из кого выбирать, поэтому приходиться растить своих.

DX: А вам не обидно, что вы обучаете людей, нянчитесь с ними, а они потом берут и уходят с определенным багажом куда-то дальше?

А.А: Нет, это ведь жизнь, я очень радуюсь за тех ребят, которые выросли, и у которых появилась возможность улучшить свои условия. Я понимаю, что каждому нужно зарабатывать деньги, снимать жилье в Астане, я сам шесть лет жил в съемной квартире в этом городе, и я прекрасно знаю, что это такое, когда ты каждый месяц считаешь и растягиваешь одну зарплату. Тем более наш уровень оплаты труда оставляет желать лучшего.

DX: Журналистика отнюдь не простое ремесло, как кажется на первый взгляд. Расскажите о ваших первых шагах в профессии, о первых ошибках, которые сейчас кажутся смешными, первых победах и радостях. Расскажите о своем становлении.

А.А: Я учился на факультете журналистики в КазНУ. Честно отучившись год, я понял, что так профессию не освою, и параллельно устроился работать на телеканал "Южная столица" в Алматы. Признаться, окончил я вуз только благодаря маме, которая постоянно ходила в деканат и помогала мне, чтобы меня не отчислили (смеется).

Если честно, всю жизнь я мечтал быть барменом, и, кстати, успел им поработать. Я родился и вырос в Алматы, и однажды, попав в бар, поразился его атмосфере. Там было очень весело, была музыка, молодежь, как раз это пришлось на конец 90-х годов, когда город активно развивался. Мне очень понравилась эта жизнь, и через две недели после окончания школы я пошел работать в бар. На тот момент я не хотел учиться дальше, мне не нужно было это высшее образование, мне настолько нравилось этим заниматься, что я видел себя только там. Но моя мудрая мама твердо сказала: "НЕТ, ТЫ ПОЛУЧИШЬ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ!" Вот мне и пришлось (смеется). Так я и попал в этот журналистский мир. Поначалу было сложно, мне пришлось уволиться из бара, после чего я подрабатывал на стройке чернорабочим, но когда это стало трудно совмещать, я начал уже искать работу по профессии.  

Мне повезло, в тот момент к нам в ВУЗ пришел Исаак Яковлевич Дворкин, легендарная личность казахстанского телевидения, он один из представителей мощной школы талантливых и опытных журналистов-телевизионщиков. На тот момент он создавал телеканал "Южная столица", бюджеты его были остро ограничены, и он тогда, как и я сейчас, набирал молодых неопытных журналистов. Придя к нам на журфак, он сказал: "Кто хочет за кусок хлеба и стакан чая много работать?" Мне это показалось интересным, и так я впервые попал на ТВ. Я до сих пор помню свои первые впечатления – все это казалось мне каким-то космосом, люди, работающие там, - суперлюдьми, и что меня, такого колхозника, туда и близко не подпустят. Я был готов носить журналистам кофе, делать что угодно, лишь бы находиться там. Мне долго не платили зарплату, и меня все это устраивало, главное для меня было быть там и всему учиться.

DX: А как ваша семья относится к вашей работе? Сын, наверное, тоже мечтает, как папа, стать журналистом?

А.А:  Нет, сын мой мечтает стать археологом. Моя жена, как и я, работает на телевидении, она заместитель директора телеканала "Астана", и она, зная всю эту "кухню", относится с пониманием, потому что я очень много времени посвящаю работе, и моя семья просто смирилась с тем, что я дома бываю очень мало. Но по-другому в нашей профессии, к сожалению, нельзя, ведь это творчество, и если ты загораешься какой-то идеей, ты живешь ею 24 часа в сутки.

DX: Как вы можете себя охарактеризовать? Александр Аксютиц, кто он?

А.А: Я обычный человек, казахстанец, абсолютно аполитичный, люблю с друзьями отдохнуть, выпить пива…Я, скажем так, не характерный руководитель СМИ, потому что у нас среди руководителей очень много людей с идеальными прическами, в строгих костюмах, с накрахмаленными рубашками – я не из таких. Я как "хиппи" среди них (смеется), потому что я терпеть не могу носить костюмы, я не дружу с чиновниками и не мечтаю им стать.

Я настоящий журналист, и это для меня самое главное. Я понимаю, что на руководящей должности я временно, просто пришлось поработать директором – поработаю, если канал состоится через два года, значит, не зря я им был. Но то, что я здесь, это не значит, что я расписал себе политический путь "Как я стану руководителем администрации Президента через 15 лет". Я часто встречаю таких людей, которые говорят, что уже распланировали всю свою жизнь, и следуют только согласно этому плану. В такие моменты я вспоминаю героя барона Мюнхгаузена, который говорил, что все самые великие глупости люди совершают с серьезным выражением лица, так что улыбайтесь, люди, улыбайтесь! И вот когда я таких дураков карьеристов встречаю, я говорю себе, что надо как-то это контролировать, чтобы в такого дурака не превратиться (смеется).

DX: Ну а все же, каким вы себя видите лет через 15?

А.А: Для меня самое оптимальное - это работать журналистом, ведь это чистое творчество. Ведь в журналистике что самое классное, особенно в телевизионной: результат своей работы ты получаешь каждый день, а когда человек видит ежедневный результат своей работы, это самое лучшее, потому что ты всегда получаешь моральное удовлетворение или же неудовлетворение от того, что ты делаешь. Это дорогого стоит.

Автор: Шынар Оспанова

Февраль, 2014г



Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений