Данияр Елеусинов: я буду ставить себе новые цели и стараться их достигать 15 Января 2017 в 18:49 14970 Фото: Dixinews.kz
Не так давно стало известно, что Олимпийский чемпион и капитан сборной Казахстана по боксу Данияр Елеусинов перешел на профессиональный ринг. После победы на Олимпиаде в Рио этот вопрос волновал многих почитателей казахстанского бокса.

Накануне долгожданного известия журналист Dixinews.kz встретилась с чемпионом и поговорила о его прошлом, настоящем и будущем, его семье, религии, а также задала пару «неудобных вопросов». 

— Олимпиада прошла, эмоции остыли. У тебя было время посмотреть бои, проанализировать, расставить по полочкам Олимпиаду? 
— Если честно, я кроме финального боя другие еще не смотрел. Финал смотрел 2-3 раза, в целом, не успел сделать анализ. У меня есть чувство удовлетворения, что я выиграл, чувство радости и гордости за страну, за себя, за семью, но анализировать не хватило времени. Конечно, в дальнейшем будущем я буду смотреть, и анализировать все бои.

— Два года назад во время интервью ты сказал, что твоя главная цель стать чемпионом олимпийских игр. Твоя цель достигнута, что теперь?
— В любом случае, человеку нужна цель. Без мечты, без цели ты можешь остановиться на месте, так как некуда расти, некуда идти. Поэтому я буду ставить себе новые цели и стараться их достигать. 

— До того, как поехать на чемпионат, в 2015 году выступал в сезоне у Astana Arlans, сейчас начинается сезон в новом году, идет какая-то тренировка? Ты будешь продолжать выступление у них?
— Я думаю, что выступления в Арлансах, скорее всего, не будет, и даже если буду выступать, то как любитель, наверное. Пока не предлагают, так как у них есть свои боксеры.

— Есть возможность поехать еще на другие чемпионаты мира?
— Да, почему бы и нет.



— Ты имел известность и до Олимпиады, но после того как ты стал Олимпийским чемпионом она возросла в разы…
— Да, согласен, очень много стало внимания после Олимпиады. Я думаю, это связано с тем, что весь народ смотрит спорт, особенно активно смотрят Олимпиаду, наблюдают за ее ходом. Я считаю, что это хорошо, так как во время Олимпиады народ объединяется и все становятся патриотичными, это чувствуется.

— Не тяжело ли с этим справляться? Постоянное внимание, просто так никуда не выйдешь.
— Ну, тяжело, иногда бывает что надоедает, но на самом деле это же временная слава. Со временем люди все меньше и меньше внимания будут уделять. Многие чемпионы говорят об этом.

— Бывали ли случаи из ряда вон выходящие? Например, подойдут к тебе в туалете или тому подобных неподходящих местах.
— Да, бывало, что хотели поздороваться в туалете, а я им объяснял, что в туалете не здороваются, сейчас выйдем, поздороваемся и поговорим. Такие были случаи.



— Тебя сейчас часто приглашают на различные мероприятия, будь то спортивные, культурные или образовательные, ты проводил у себя в школе мастер-класс. Насколько тебе интересно посещать такие мероприятия или тебя обязывает твое положение?
— Нет, когда ты вникаешь в весь процесс работы, то и самому становится интересно. Понимаешь, что не просто так все делается, и есть какой-то смысл, идеология. Например, я провел открытый урок в школе — провел физкультуру, это же все равно мотивирует ребят заниматься спортом, вести здоровый образ жизни. Я им говорил, что тоже так начинал, что разминка — это самое основное для спортсмена и в физкультуре в общем. Поэтому, я считаю, что это правильная агитация спорта, мы его продвигаем. Различные мероприятия имеют место и несут правильный посыл.

— К тебе часто подходят с разными вопросами, среди них какой самый часто задаваемый вопрос? «Как стать Олимпийским чемпионом?» Или какой? Что людям больше всего интересно?
— В основном, часто задаваемый вопрос касается моих планов. Буду ли я переходить от любителя профессионалы или же вообще перестану заниматься.

— А вот в общении с журналистами, со СМИ, бывало ли такое, что журналисты задавали абсурдные вопросы? Например, многие артисты обижаются, когда неподготовленные журналисты спрашивают «А какая у вас самая знаменитая песня?».
— Честно говоря, мне такие журналисты еще не попадались. Бывало такое, что звали на программу, совершенно не связанную со спортом, но я не могу на это обижаться, потому что это их работа. А спортивные журналисты всегда проинформированы обо мне и моей карьере, мне грех жаловаться. Но в последнее время многие спортивные журналисты допускают одну ошибку. Меня где-то назвали мастером спорта международного класса, и они до сих пор меня так называют, хотя с 2013 года являюсь заслуженным мастером спорта РК. Это звание на порядок выше звания мастера спорта международного класса. Мне кажется, они не разбираются в спорте, так как чемпионы мира автоматически становятся заслуженными мастерами спорта, и они должны были об этом знать. Может они не обращали внимания, просто где-то увидели это звание и решили продолжить так писать.



— На встречу с Нурсултаном Назарбаевым приходила твоя семья и твой сыночек. Когда Президент пожимал вам руки, он о чем-то говорил. Что он тогда тебе сказал?
— Он поздравлял меня лично, честно говоря не помню, сказал «Молодец, капитан, сдержал слово!». Был еще один смешной момент, не знаю, стоит рассказывать или нет. Когда мы передавали флаг, мне сказали, что нужно будет повернуться к фотографам, чтобы они зафиксировали этот момент. Получилось так, что я передержал флаг, и Президент смотрит на меня, и говорит: «Болды, жібер енді, көп ұстап қойдың ғой», мне самому неудобно стало и я передал ему флаг.



— Говорят, что счастье любит тишину. Есть ли у тебя в семье какое-то правило, например, лишний раз не показывать?
— Да, правильно, я стараюсь жену так часто не показывать.

— А сына?
— То же самое, наверное, я взял их на встречу с Президентом, так как это такое важное мероприятие, и они сами захотели присутствовать. Кроме этого я не везде и не всегда беру с собой их. Даже на свадьбах, могу пойти с женой, но сын остается дома, тем более ребенок маленький. Родители тоже говорят, чтобы мы не приучали ребенка к таким делам, чтобы не таскали его туда-сюда, как говорится «көз тиеді».

— Ты бы хотел, чтобы твой сын был боксером? У вас такая династия – папа, брат и ты.
— Я бы не хотел, чтобы он был боксером.

— А почему?
— Потому что это трудная и тернистая дорога, я через все это прошел, и прохожу до сих пор, и я не хотел бы, чтобы у него было так же трудно.



— Недавно в Facebook казахоязычная аудитория делала репосты на одно твое интервью, цитируя и по своему трактуя твой ответ по поводу «аруақтарды Аллаһқа серік етіп қосу дұрыс емес». Я понимаю, что с точки зрения религии это правильно, так как Аллах един, но вот именно эту твою фразу сейчас начинают растаскивать. Что ты думаешь по этому поводу?
— Я ничего лишнего не сказал, хотя, думаю, что может я неправильно выразился. Они так это преподнесли, как будто мне не нравятся те люди, которые верят в такое, я имел в виду, что мне не нравится, когда мне такое говорят и навязывают. Это разные вещи. Потому что я верю в одного бога, и в ислам, но я не верю в оживление душ, в «аруаков» и не прошу помощи у них и не молюсь им. Потому что это люди, которые уже покинули этот мир. Но люди неправильно меня понимают, и думают, что я какой-то ваххабит или саляфит. Если пойти в мечеть, то любой имам скажет, что это правильно, нельзя поклоняться духам, что нужно верить только в Аллаха. Погребенные люди сами нуждаются в помощи, которую им может дать лишь Всевышний. Живому человеку они не помогут. Я это имел в виду, но люди трактуют все по-своему.

— Будучи верующим человеком, насколько часто ты сталкиваешься со стереотипами, вот например ты говоришь, что люди воспринимают тебя одним из членов радикального движения?
— Честно говоря, до этой фразы меня никто не обвинял, никаких недопониманий не было. Потому что я не сказал бы, что я идеально придерживаюсь религии, и я не могу быть примером, хотя должен быть. Например, я посещаю светские мероприятия и вечеринки, открытие ресторанов, хотя религиозный человек не стал бы ходить в такие места. У меня не настолько сильный иман, чтобы отказаться от всего этого. Нельзя меня воспринимать как ваххабита или саляфита (смеется).

— Но в любом случае, насколько сложно совмещать спорт и религию? Есть намаз, есть пост в рамадан.
— Это трудно совмещать на самом деле, намаз еще можно, но пост не получается, у меня даже мечта есть продержать целый месяц без прерываний. Максимум я постился 19 дней. Не получается из-за соревнований.



— Интернет это такая штука, все, что когда-либо туда попадает или появляется, остается там…
— Про танец сейчас говоришь? Да, пять лет назад это было. С одной стороны это меня не красит, я там с голым торсом и в шапочке танцую. А сейчас, после Олимпиады, такой человек, с которого молодежь берет пример. Я бы не хотел, чтобы они говорили «О, он танцует, хочу на танцы!», я пропагандирую спорт и бокс.

— А вообще ты любишь танцевать?
— Любил. Сейчас особо не приходится танцевать. В такие места даже и не хожу.

— Что изменилось конкретно в тебе и в отношении людей к тебе после того, как ты стал Олимпийским чемпионом?
— Не знаю, больше уважения со стороны народа, видишь благодарность и радость народа за победу, чувствую себя счастливым за то, что добился успеха. Есть еще и другие люди — завистники, которые хоть и не в лицо, но, например, в комментариях пишут «да какой он герой» и тому подобное. Честно говоря, не понимаю таких людей. Просто завидуют, наверное.

— Но ты никак не реагируешь?
— Сейчас нет, раньше как-то реагировал, а сейчас понял — сколько людей столько и мнений. В интернете есть такие люди, которые чтобы обратить на себя внимание всякое могут написать.



— В последнее время такое отношение к спорту в Казахстане — строятся школы бокса и спортивные комплексы, создаются все условия. Как ты думаешь, какую долю в твоей победе занимают эти условия? Допустим, если бы не было этих условий, смог бы ты стать чемпионом?

— Конечно же, очень сильно повлияло то, что я перебрался в Астану, а в Астане делается огромная работа по развитию спорта. Я очень рад, что перебрался в Астану своевременно, в 2007 году. Тогда я уже был чемпионом мира среди кадетов, а как переехал в Астану стал сперва бронзовым призером, потом серебряным призером чемпионата мира среди молодежи. В юном возрасте я за Астану уже съездил в Баку, в Мексике побывал по молодежке, и уже там начал давать результаты. Почти все основные успехи были достигнуты здесь — в Астане. И для меня здесь делались хорошие условия, всегда хорошие залы для тренировок. 

В целом, по всему Казахстану есть все условия для развития спорта, благодаря правильной политике нашего Президента. Есть люди, которые поддерживают спорт, например, Тимур Аскарович — президент Казахстанской федерации бокса и национального олимпийского комитета, им спасибо за все, они очень поддержали и мы ни в чем не нуждаемся. До сих пор все развивается, я недавно приехал с города Чу Жамбылской области, там открыли физкультурно-оздоровительный. Факультет. Там тренируются по олимпийским видам спорта — бокс, борьба, штанга, гимнастика и многое другое. И при поддержке Казахстанской федерации бокса и конфедерации они открыли там спорткомплекс.



— В чем все-таки секрет успеха, секрет победы?
— Как такового секрета нет, я, наверное, скажу те же простые слова, что и остальные чемпионы — в самом человеке и в тренере. Они должны проводить слаженную работу, тренер должен правильно подводить спортсмена, и сам спортсмен должен осознанно и профессионально относиться к своему делу. Нужно быть трудолюбивым, и при этом нужно правильно «пахать», в правильном направлении. Нужно понимать, что ты делаешь, чтобы был какой-то рост. Обязательно нужно ставить цель и идти к ней равномерно. Никто тебе не даст все сразу, мы через это проходили. Мне кажется, спортсмен всегда должен расти. У нас многие спортсмены просто останавливаются на достигнутом и думают, что это их пик. 

Бокс — это такой вид спорта, где нужно постоянно развиваться, смотреть на других боксеров, будь они профессионалами или любителями. Пробовать бокс без шлема — а почему бы и нет. Изучать соперника. Можно перечислять и перечислять «секреты», но если тебе суждено и, если ты достоин этого, то Бог даст. Нужно действовать и надеяться на Него, потому что «маңдайыңа жазса, бұйырса, бәрібір боласың». Не зря же у нас говорят «бұйырғаның кетпейді», но в любом случае для этого нужно действовать, нужно идти навстречу к тому, что суждено. Потому что я спрашивал перед Олимпиадой советы у Сапиева, после этого у Артаева. Его ответ был очень краток — «Бұйырса — боласың, бұйырмаса, қанша талпынсаң да болмайсың». Слава Богу, что «бұйырды». В любом случае есть люди, которые помогали мне в этой победе начиная от отца и заканчивая медиками и офисными работниками федерации. Это командная победа.


Оставить комментарий
Защита от автоматических сообщений